задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

РАДОНИЦА

Радоница – день особого всецерковного поминовения усопших. Происходит от слова радость – т.к. всегда выпадает на празднование Пасхи (которое продолжается 40 дней). Cовершается на 9-й день после Пасхи, во вторник Фоминой седмицы (следующей после Светлой седмицы), чтобы разделить радость Пасхи с родными и близкими, умершими в надежде на воскресение и вечную жизнь. Оно отражает веру в то, что они и после смерти не перестают быть членами Церкви Того Бога, Который «не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22:32). Обычай поминать в эти дни умерших имеет основание в том, что в Фомину неделю вспоминается также сошествие Господа Иисуса Христа во ад, и с понедельника Фоминой седмицы Устав позволяет начинать совершение сорокоустов об умерших.

Во вторник второй после Пасхи недели Церковь празднует Радоницу. Православные с Божественной Литургии идут на кладбище и говорят торжествующее «Христос Воскресе!» своим усопшим родным и друзьям. Само название праздника предполагает радость, и даже светло-печальные заупокойные службы на Радоницу не служатся. Но почему так, и в чём здесь суть? Неужели длинные ряды могил с крестами и памятниками, трогательные надписи и особая тишина этого места не предполагают рыданий, плача по умершим?

Кладбище, действительно, место особое. Место священное. Говорят, если тебе очень весело — пойди на кладбище. А если тебе очень грустно — тоже пойди на кладбище. Потому что память о смерти — очень важный момент христианского самосознания. И буйное веселье память смертная способна превратить в смиренную печаль о себе, погибающем. А чёрную тоску — наоборот, переменить на светлую радость о всеобщем воскресении.

В русской традиции надгробные кресты ставят у ног усопших, и сами тела кладут лицом на восток. Почему так? По преданию, во время Второго Пришествия, Иисус Христос придёт с востока. И когда мёртвые воскреснут, они восстанут из могил, поднимутся — и увидят Господа, а ещё увидят Распятие — и утешатся, ведь именно Крестом Бог победил смерть. Поэтому кладбища — это поистине великое место.

Как это будет? Обратимся к Библии, в которой святой пророк Иезекииль, живший в шестом веке до Рождества Христова, так описывает Всеобщее Воскресение.

«Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это. И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: «кости сухие! слушайте слово Господне». Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Господь.

Я изрек пророчество, как повелено было мне; и когда я пророчествовал, произошел шум, и вот движение, и стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху… и вошел в них дух, и они ожили и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище. И сказал Он мне: сын человеческий! кости сии – весь дом Израилев» (Иез.37:1-8, Иез.10 – Иез.11).

В это мы верим, и это вспоминаем, приходя на кладбище. И знание это делает христиан поистине людьми Радости. Людьми, не боящимися смерти как конца всему существующему. Людьми, знающими, что у Бога все живы.

Первое, что восклицает Церковь каждому, входящему в Неё – это благовестие о чудесной победе Христа над смертью. Христос Воскресе! Где после этого ночные детские слёзы от осознания того, что мама когда-нибудь умрёт, и ты с ней больше не встретишься? Где тоска от увиденных на улице старичков, еле шаркающих ногами: «И я таким буду»? Смерть проиграла войну!

Труба возгласит, и мы увидим все народы, всех тех, о которых раньше могли только читать. Авраам, царь Давид, Николай II, дедушка и бабушка – всех их мы сможем лицезреть, и не во сне каком-то, а наяву, в физических нетленных телах, вместе с ними сможем радостно воспеть Богу «Аллилуйа!». Прожить бы только как они, а то увидеть – увидим, но рядом быть не сможем.

Этой-то радостью, этим-то чудом мы и спешим поделиться с нашими усопшими близкими в пасхальный праздник Радоницы. И не конфеты, и не раскрашенные яйца, и не куличи, и не пластмассовые цветы несём мы в чудесное утро вторника Фоминой недели на кладбище, а несём торжествующее благовестие: «Христос воскрес!»

Воистину воскрес Христос!

(Использовано: Илья Тимкин «Радоница: чему радуемся?» — Правмир)