задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Преподобного Феодора Санаксарского

Память — 4 марта (в високосный год 3 марта), 4 мая

Преподобный Феодор Санаксарский родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции, в родовом имении благочестивых дворян Игнатия и Ирины Ушаковых, и при святом крещении был наречен Иоанном. Когда Иоанну было шесть лет, у него умерла мать. Вскоре отец женился второй раз. Родители воспитывали Иоанна в вере и благочестии.

Когда Иоанн достиг совершеннолетия, его родители, как люди состоятельные, определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где за особое усердие Иоанна вскоре произвели в сержанты.

Живя в столице, в довольстве, среди веселых и беспечных товарищей, среди раздольного быта и увеселений, обычных тогда в столице и гвардии, молодой Иоанн Ушаков легко мог бы со временем потерять свои благочестивые природные наклонности, но Господь не оставил юношу погибнуть в развращении и сподобил его прийти к покаянию. Во время обычного шумного собрания гвардейцев-товарищей, в самый разгар веселья, один из юношей, бывший до того совершенно здоров и весел, внезапно упал замертво. Увидев умершего товарища, Иоанн, словно очнувшись от обаяния мирских соблазнов, внезапно осознал всю непрочность того, что люди называют счастьем.

Тотчас же решился юноша оставить всё: воинский чин, друзей, родителей и всю красоту этого мира, и тайно бежать в пустыню. Иоанн, наскоро собравшись, спешно выехал из столицы с одним слугой, как бы в родительский дом. Отъехав несколько верст от города, юноша отпустил слугу обратно, а сам переоделся в нищенскую одежду и пошел на берега Двины в поморские леса. Там молодой подвижник нашел в чаще опустевшую келью и жил в ней один более трех лет, подвизаясь в посте, молитве и терпении скорбей.

Вскоре местное начальство усилило гонения на раскольников, селившихся в северных лесах, и пустынников, проживавших без документов. И Иоанн вынужден был перейти в Площанскую пустынь Орловской губернии. Там Иоанна поселили в одной из отдаленных келий в лесу. Но при очередной проверке Иоанн был взят как неимеющий вида. При допросе он откровенно сказал, что тайно ушел из службы в гвардии, а потому сразу был доставлен в Санкт-Петербург к императрице Елисавете Петровне.

По Петербургу, а в особенности в гвардейских полках, быстро пронеслась весть, что сержант Ушаков сыскан. Многие собрались посмотреть на молодого подвижника. За прошедшие шесть лет Иоанн сильно изменился, и трудно было в этом изможденном постом человеке узнать блестящего гвардейца, веселого товарища по столичным забавам и развлечениям. От великого воздержания Иоанн был сух и бледен лицом, одет лишь во скудную власяницу, подпоясан простым ремнем. Но особенно поражала всех лежащая на нем печать глубокого смирения. Видя это, многие умилялись и клали в своем сердце намерение оставить мир. «Не вменяю тебе побега в проступок и жалую прежним чином», — сказала Императрица Елизавета Петровна, но он попросил только одного: «Дайте мне умереть монахом». Феодор хотел подвизаться в Саровской пустыни, но для принятия монашеского пострига его оставили в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга.

После трех лет послушания 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор. При постриге присутствовала императрица Елисавета Петровна.

Видя и зная истинно подвижническую жизнь преподобного Феодора, Государыня была к нему по-матерински милостива и внимательна, А наследник, впоследствии император, Петр Феодорович и вовсе любил при случае повторить, что в «Александро-Невском монастыре только один монах – Ушаков», — уважая его подлинное благочестие и добродетели.

Вскоре петербургские жители, хотящие жить в мире богоугодно, начали приходить к нему за советом и утешением. Но жившие в обители ученые монахи, из зависти, а затем и ненависти, начали жаловаться, что простой-де монах привлекает к себе народ, беспокоит обитель и производит соблазн. Чада старца многие годы всё терпели со смирением, принимая поношения с радостью. Но настолько возросла злоба вражия, что уже и к смерти готовился святой Феодор, но, не желая мстить, все терпел великодушно, молясь за своих обидчиков, хотя и имел возможность доложить императрице о творящихся беззакониях.

Потерпев таким образом девять лет, преподобный Феодор просил начальство Лавры отпустить его в Саровскую пустынь. Получив желаемое увольнение, преподобный исходатайствовал у Священного Синода отпускные грамоты для своих духовных чад, желавших следовать за старцем в Саров, и в 1757 году выехал из Петербурга.

Не доезжая 60-ти верст до Сарова, прибыл в Арзамас, старец поместил немногих своих учениц в Никольском монастыре, а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре умножившиеся ученицы преподобного были переведены в Алексеевскую общину, где жили в строгом следовании уставу, данном старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, преподобный Феодор, видя растущее число своих учеников, счел неудобным руководить ими, так как и сам был лишь послушник саровский. Наученный горьким опытом старец просил отцов саровских дать ему обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши.

В 1759 году преподобный переселился в Санаксарскую пустынь со всеми своими учениками. К приезду старца единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили. Много старания пришлось приложить старцу для возрождения Санаксарской обители. В строительстве отцу Феодору помогали средствами благотворители, почитавшие его за добродетельную жизнь в Александро-Невской Лавре. Преосвященный Пахомий, Епископ Тамбовский, призвал к себе преподобного и умолял его быть в Санаксаре настоятелем, приняв священство. Старец по смирению отказывался от хиротонии, но, убежденный епископом, 13 декабря 1762 года был рукоположен в иеромонаха.

Настоятелем преподобный Феодор был твердым и строгим. На богослужения посвящалось в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни – десять и более того; при всенощном бдении до двенадцати. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения. Старец завел в обители личное руководительство братии и полное откровение помыслов. Днем или ночью всякий мог идти к настоятелю. При выходе от старца чувствовалась на душе свобода и тишина. Пища в обители была самая грубая. На монастырские послушания выходили все, во главе с настоятелем. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и на братской трапезе питался наравне со всеми, беря всего понемногу.

Когда были вырыты рвы в основании каменной двухэтажной церкви, во время молебна прилетел рой пчел и сел на горнем месте будущего алтаря, прообразуя обильную благодать в обители и множество монахов в ней. С тех пор, от прилетевшего роя, в обители повелись пчелы. Из числа учеников старца впоследствии вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в упадавшие монастыри. Сам преподобный управлял двумя монастырями: своим и арзамасской женской Алексеевской общиной, которую он основал.

Но старца вновь ждало тяжелое испытание. По ложному доносу Темниковского воеводы Неелова старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов отец Феодор был вызван в Воронеж, а оттуда заехал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое святителю Тихону. Он принял отца Феодора с великой любовью. Три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал отца Феодора через весь монастырь, низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старец прожил девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода. Но и в месте заключения братия Санаксарской обители и сестры арзамасской Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая его молитв.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II отец Феодор получил полную свободу и возвратился в Санаксарскую обитель. В любимой обители старец продолжал усердно работать Господу.

И опять многие из приезжавших и из братии стали ходить для наставлений и бесед к отцу Феодору. Настоятель, хоть и бывший ученик старца, посчитал себя униженным и стал жаловаться епархиальному начальству, будто тот смущает обитель. Вследствие разбора дела, вход к преподобному, даже с духовными нуждами, был воспрещен. По прошествии нескольких лет, в 1788 году, настоятель отец Венедикт умер. После его кончины преподобный, получив свободу и разрешение на выезды, поехал в Арзамас к своим духовным детям. Это посещение Арзамасской общины было последним. Потом он заехал в Саровскую пустынь и поспешил в Санаксар.

После непродолжительной болезни отец Феодор скончался в ночь на 4 марта1791 года Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления. На могильной плите была сделана надпись: «Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался».

В 1999 году преподобный Феодор Санаксарский был прославлен в лике местночтимых святых Саранской епархии. В 2004 году Архиерейским соборомРусской Православной Церкви канонизирован для общецерковного почитания.  Его мощи находятся в соборном храме Рождества Богородицы Санаксарского монастыря.

Племянник преподобного Феодора Санаксарского – блестящий флотоводец адмирал Федор Ушаков, выйдя в отставку, также жил возле Санаксарского монастыря, скончался в 1817 году и был похоронен возле своего дяди. Вместе со своим преподобным сродником он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви в 2004 году.