задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Православный календарь 5 июня

Преподобного Михаила исповедника, епископа Синадского (821). Святителя Леонтия, епископа Ростовского (1073) (обретение мощей, 1164). Преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой (1173). Преподобного Паисия Галичского (1460). Собор Ростово-Ярославских святых.

Святой Марии Клеоповой, мироносицы (I). Мучеников Михаила черноризца (IX); Салона Римлянина; Селевка. Святого Афанасия.

 

СВЯТИТЕЛЬ МИХАИЛ СИНАДСКИЙ

Святитель Михаил исповедник с юных лет стремился к монашеской жизни и был направлен святейшим патриархом Тарасием (784 — 806) в монастырь, расположенный на берегу Черного моря. С ним вместе поступил в обитель и святой Феофилакт (память 8 марта), будущий епископ Никомидийский. Оба инока с усердием проходили в обители подвиги спасения и вскоре были прославлены благодатными дарованиями от Господа. Однажды во время жатвы, когда люди изнемогали от жажды, по молитве иноков пустой медный сосуд стал источать воду.

Святейший патриарх Тарасий рукоположил святого Михаила в епископы города Синад. За свою святую жизнь и мудрость святитель Михаил снискал глубокую любовь у верующего народа и особое внимание императоров Никифора I (802 — 811) и Михаила I Рангава (811 — 813). В 787 году святитель Михаил присутствовал на Седьмом Вселенском Соборе в Никее.

Когда на престол вступил иконоборец-еретик Лев Армянин (813 — 820), он стал изгонять православных архиереев с их кафедр, назначая на их место своих единомышленников-еретиков.

Святитель Михаил в это время твердо защищал Православие, мужественно противодействуя еретикам и обличая их заблуждения. Лев Армянин осудил святителя Михаила, но он, не страшась мучений, твердо отвечал: «Я почитаю святые иконы Спасителя моего Иисуса Христа и Пречистой Девы, Матери Его, и всех святых и покланяюсь им. Твое распоряжение об удалении икон из храмов не исполню». Тогда Лев Армянин сослал святителя Михаила в заточение в город Евдокиаду, где исповедник скончался около 821 года. Глава святителя Михаила хранится в Лавре святого Афанасия на Афоне, часть мощей — в Иверском монастыре.

 

СВЯТИТЕЛЬ ЛЕОНТИЙ РОСТОВСКИЙ

Епископ Ростовский и Суздальский Леонтий (умер не позже 1077). Святой Симон, епископ Владимирский и Суздальский, в известном послании своём к Киево-Печерскому архимандриту Акиндину, приложенном к Печерскому патерику, перечисляя постриженников Киево-Печерского монастыря и именуя в числе их св. Леонтия, называет его третьим «гражданином русского мира». Житие же этого святителя, сохранившееся в многочисленных списках, утверждает, что он был грек, уроженец Константинополя. Митрополит Макарий, примиряя эти противоречия, допускает, что Леонтий мог быть греком, пришедшим впоследствии в Россию. Профессор В. О. Ключевский стоит за русское происхождение Леонтия. Служба сему святителю, сохранившаяся в списках XIII–XVI вв. и составленная Ростовским епископом Иоанном, занимавшим Ростовскую кафедру с 1190–1214 г., современником и близким знакомым епископа Симона Владимирского, утверждая, согласно с житием, греческое происхождение святого Леонтия: «от царского града, якоже солнце, граду Ростову воссиял еси», в то же время говорит: «ты из млада Христа возлюбил еси, кумир возглумився и мерзких идослужений, храм себе освятил еси» (стихира на хвалитех), и тем самым указывает на русское происхождение его. В списках жития 4-й редакции и в прологе о святителе Леонтии сказано: «Российский и греческий язык добре разумеяше, книгам же российским и греческим вельми хитрословесен и сказатель от юности бысть».

Крещён ещё во младенчестве («освящен от пелен, от младых ногтей»), затем, согласно распоряжению князя Владимира или Ярослава, взят «в научение книжное» («книгам российским сказатель от юности бысть»), с целью возведения со временем в духовный сан («тя бо Бог прежде избра от юности, отче, пастыря овец словесных, тем преподобных лик тя восприят»).

Благодаря школьному воспитанию и книжному научению, св. Леонтий с молодых лет почувствовал влечение к иноческой жизни и для дальнейшего изучения послан был или добровольно отправился в Константинополь, где, нужно думать, и был пострижен в монашество. По возвращении из Константинополя он пришёл в Печерскую обитель к преподобному Антонию, что было не ранее 1032 г., откуда лицами, стоявшими во главе тогдашнего правления, был призван на кафедру Ростовскую, как русский образованный монах, и рукоположен во епископа, «как первый престольник» из иноков печерских, прежде 1051 г., когда возведен был в сан митрополита Киевского второй престольник и постриженник Киево-Печерского монастыря – Иларион.

В Ростове святитель Леонтий оказался одиноким борцом за христианскую веру, так как Ростов, по смерти святого Бориса Владимировича, долго не имел собственных князей, и хотя в 1054 году, по смерти Ярослава Мудрого, через три года по прибытии св. Леонтия в Ростов, последний достался в удел сыну Ярослава Всеволоду, но Всеволод жил во всё время княжения в Переяславле Киевском или в самом Киеве, сын же его Владимир Мономах молодые годы провёл в делах ратных или около своего отца. Правда, первым епископом Ростовским Феодором была построена дубовая, «дивная и великая» по словам летописи, в Ростове соборная церковь во имя Успения Богоматери ещё во дни св. Владимира, в 991 году, и при ней учреждён клир церковный, но христиан было весьма мало, да и сам святитель Феодор, а равно его преемник Иларион с бесчестием изгнаны были из города.

Встреченный неприязненно старейшинами города Ростова, св. Леонтий поселился при соборном храме и прежде всего занялся просвещением клира церковного. Памятником этой просветительной деятельности святителя Леонтия служит дошедшее до нас и приписываемое ему в двух рукописях «Поучение и наказание к попом о всем, как подобает дети свои духовные учити и эпитимья им давати, по заповедем и по правилом святых отец». Это поучение не имеет сходства с другими, носящими такие же названия. В нём говорится о важности священства, о покаянии, об епитимии, о крещении, воскресении мертвых и о единобожии. Впрочем, профессор Н. Никольский говорит, что в большинстве списков это поучение приписывается митрополиту Кириллу (до 1280 г.). Святой Леонтий так любил организованный и духовно и нравственно просвещенный им церковный клир, что унёс с собою в могилу свиток с именами поставленных им клириков: по открытии мощей «видеша великого Леонтья… свиток держаща в руце свои, в нем же бяху написаны и прозвитеры и диаконы, их же бе поставил рукою своею».

Одновременно с «наказанием» клириков, св. Леонтий подвизался в проповеди христианских истин ростовским насельникам – язычникам из многолюдного племени мери, но открытая проповедь его встретила сначала глухое сопротивление, а затем и открытое восстание их: несколько раз с бесчестием прогоняли они его от себя и, наконец, совсем изгнали его из города. Тогда он поселился за городом близ небольшого ручья Брутовщицы, где и построил небольшую деревянную церковь во имя св. архистратига Михаила. Подвизаясь здесь в посте и молитвах, он сеял семена Христовой веры в сердцах отроков ростовских, которых для этой цели зазывал к себе и кормил пшеницею, сваренною с мёдом. С течением времени святитель Леонтий снова поселился в городе и с ревностью проповедовал слово Божие и крестил многих отроков и взрослых людей.

Успех миссионерской деятельности святителя Леонтия ожесточил сердца ростовских жителей языческой веры и они решили убить его. Однажды с оружием в руках они подступили к соборной церкви и требовали, чтобы святитель вышел к ним. «Испугались священники и диаконы соборные и стали умолять архипастыря своего, чтобы он не выходил и тайно скрылся от идолослужителей, готовых умертвить его». Но он, надев архиерейское облачение, вместе со священниками и диаконами, облачившимися, по его приказанию, в священные одежды, вышел из храма к народу. Поражённые мужеством святителя и светом небесным, исходившим от его лица, язычники попадали на землю, иные ослепли, иные пришли в телесное расслабление и, как мёртвые, лежали на земле у ног святителя. Помолившись ко Господу, он восставил их и исцелил; по увещанию его, они приняли его веру и крестились, и с того времени церковь в Ростове стала расти. «Тогда начал отходить мрак идольский, и воссиял свет благоверия», – говорится в древнем похвальном слове святителю Леонтию.

О кончине святителя Леонтия сведения разноречивы: по одним – он скончался в мире, по другим – был убит толпою язычников; одни относят кончину его к 1070 г., другие полагают, что он убит в 1073 г. Е. Голубинский же говорит, что он скончался около 1077 года. Во всяком случае, все списки жития, указываемые митрополитом Макарием, согласно с первою и второю редакциями послания св. Симона, повествуют о мирной кончине святителя Леонтия. И Ростовский епископ Иоанн в своем каноне святителю прославляет св. Леонтия, как преблаженного и преподобного, но не как мученика. Да и в службе сему святителю, составленной одновременно с каноном и, всего вероятнее, тем же епископом Иоанном, весьма ясно говорится о мирной кончине его: «не дал еси сна очима твоима, ни веждома твоима дремания, дондеже уснул еси сном общим» (стихира на «Господи воззвах» на великой вечерне).

Святое тело равноапостольного святителя Леонтия погребено было в соборном Успенском храме г. Ростова, а обретено нетленным в 1162 году при копании рвов под стены новозаложенного великим князем Андреем Боголюбским каменного соборного храма на месте сгоревшей в 1160 году дубовой соборной Успенской церкви и тогда же положено в присланном тем же князем каменном гробе в устроенном в честь его небольшом приделе с южной стороны алтаря соборного храма. Ростовский епископ Иоанн установил празднование святителю в день обретения мощей его – 23 мая. Но своды соборной церкви, воздвигнутые малоискусными зодчими, вскоре обрушились и мощи святителя Леонтия перенесены были в церковь Иоанна Богослова (которая с того времени заменила Ростову соборную церковь) и пребывали в ней до 1231 года; в этом же году 25 февраля они снова были перенесены во вновь отстроенный храм во имя Успения Богоматери и поставлены в приделе, посвященном имени святителя. В 1609 году поляки и литовцы, опустошившие Ростов, похитили золотую раку святителя и драгоценную икону его, и с тех пор мощи св. Леонтия почивают под спудом, а на месте их покоя находится рака с его надгробною иконою. В 1800 году усердием ростовских граждан рака святителю была устроена серебряная, украшенная в недавнее время бронзовым изящным золочёным балдахином. Во время последней реставрации Ростовского Успенского собора в 1884 году «Господь благоволил отчасти открыть место подземного покоя ростовского чудотворца: под полом (в подземельи) нынешнего придела во имя св. Леонтия открыт был древний придел в честь сего святителя, в котором на южной стороне находится ниша, украшенная древними фресками с изображениями святителя Леонтия, преставления и обретения мощей его; рядом со стенным изображением св. Леонтия, почти вровень с кирпичным полом придела, прямо под существующею ныне серебряною ракою св. Леонтия, открыта была замурованная из белого камня гробница, в коей, полагают, и покоятся честные мощи св. Леонтия».

В древних рукописных житиях свт. Леонтия описано много чудотворений. Вот важнейшие из них: 1) Вскоре по открытии мощей, в праздник свт. Леонтия, пономарь соборный, отворив церковь к утрене, нашел все свечи зажженными и увидел святителя, возставшего из гроба и молящегося с поднятыми к небу руками. 2) Один из клириков погасил свечу у гроба святителя, за что был наказан разслаблением всего тела, глухотою и немотою, но впоследствии избавлен от болезни у раки свт. Леонтия. 3) Князь Ростовский, Иван Александрович (скончавшийся в 1400 г.) три раза исцелился по предстательству свт. Леонтия: два раза, в младенчестве, от глазной болезни, и в третий раз, уже женатый, от «огневицы». 4) «После великого пожара 1408 года, при освящении соборного храма, от того праздника в один месяц 40 чудоносных исцелений быша, слепым, хромым, немым, сухоруким и недужным и расслабленным». 5) При великом князе Иоанне и при архиепископе Трифоне (1462-1477 гг.) свирепствовала «короста», от которой больные гнили и умирали; у раки свт. Леонтия многие из них получали исцеление. 6) При том же архиепископе, Захария, слуга князя, спорил с клиром о участке земли. «Обычай издавна был и у прежних епископов, яко егда с кем спорное слово о земли, то священника с Леонтьевым крестом на размежевание посылают». Так поступили и теперь. Захария нашел свидетелей лжи и с их помощью завладел участком. Но лишь только засеял он похищенный участок, как начал кричать, что та земля стоить над ним облаком и засыпает ему глаза; ослепшего в раскаянии привели к раке чудотворца и когда apхиепископ отслужил молебен свт. Леонтию, Захария сталъ здоров.

 

СОБОР РОСТОВО-ЯРОСЛАВСКИХ СВЯТЫХ

Уста­нов­лен 10 мар­та 1964 го­да по ини­ци­а­ти­ве ар­хи­епи­ско­па Яро­слав­ско­го и Ро­стов­ско­го Ни­ко­ди­ма (Ро­то­ва) ре­ше­ни­ем пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия I и Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Празд­но­ва­ние сов­па­да­ет с днем па­мя­ти свя­ти­те­ля Леон­тия, епи­ско­па Ро­стов­ско­го, апо­сто­ла Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ли.

 

ПРЕПОДОБНАЯ БЛАГОВЕРНАЯ КНЯГИНЯ ЕВФРОСИНИЯ ПОЛОЦКАЯ

Преподобная Евфросиния Полоцкая, до пострига носившая имя Предслава, была праправнучкой святого равноапостольного князя Владимира и дочерью Полоцкого князя Георгия (Святослава) Всеславича. С детских лет она овладела грамотой, читала Псалтирь, Священное Писание и другие духовные книги. Любовь к книжному чтению сочеталась у нее с усердной молитвой, и уже тогда Предслава стяжала «плод молитвы». Мудрости ее «чудился» не только отец и близкие: слава о ней разошлась далеко за пределы Полоцкой земли. Многие князья просили руки Предславы, однако все предложения о браке она отвергала, желая стать монахиней, несмотря на несогласие родителей.

Однажды, узнав, что родители хотят обручить ее с одним из князей, она тайно ушла из дома в женский монастырь к игуменье Романе (вдове ее дяди Романа Всеславича) и начала просить пострига. Возраст Предславы (ей было тогда 12 лет) и необыкновенная красота казались игуменье несовместимыми с монашеством. Однако глубокий разум княгини, ее молитвенная настроенность скоро переубедили игуменью. Несмотря на возможный гнев отца Предславы, игуменья благословила племянницу на постриг.

При постриге Предслава получила имя Евфросиния. Некоторое время новопостриженная была на послушании в обители. Но даже строгая монастырская жизнь не удовлетворяла ее стремления к духовному подвигу. По благословению Полоцкого епископа Илии она удалилась в затвор, поселившись в «голубце» — особой келье при Софийском соборе города Полоцка. Здесь она проводила время в молитве, бдении и переписывании духовных книг, насыщаясь премудростью из книг соборной библиотеки. «Евфросиния сердце свое напояла Божией Премудростью»,— пишет автор жития преподобной. Труды и подвиги ради собственного духовного возрастания были неотделимы для Евфросинии от деятельной любви к людям. Переписанные книги она дарила тем, кто жаждал духовного просвещения.

Святитель Димитрий Ростовский отмечает, что Евфросиния уединилась в келье Полоцкого Софийскою собора «в подражание тех древних Иерусалимских дев, среди которых была и Пречистая Дева Богородица, живших при Соломоновой Святая Святых церкви в особых комарах, при стене церковной на то устроенных».

Когда духовные силы юной монахини укрепились, она получила откровение оставить затвор. Трижды являлся ей ангел, открывая будущее место обители, которую предстояло основать: «Ты должна пребывать здесь, ибо Господь желает через тебя на сем месте наставить многих на путь спасения». С тем же наставлением ангел явился и Полоцкому епископу Илии. «Почивает Дух Святый на ней», — сказал ангел и указал поставить Евфросинию игуменьей новой обители в местечке Сельцо под Полоцком. Исполняя волю Божию, епископ Илия собрал князей и бояр и, передав им о видении, сказал: «Вот я в присутствии вас даю Евфросинии место при церкви Святого Спаса на Сельце, дабы был там монастырь девический. Пусть никто не препятствует и не отнимает у нее то, что я дал ей».

Оставив келью Софийского собора, Евфросиния поселилась при церкви Преображения для основания женского монастыря. Произошло это около 1128 г. В Сельцо Евфросиния взяла только книги, «ими же, — по ее словам, — утешает ми ся душа и сердце веселит». Евфросиния стала наставницей и руководительницей для многих избравших иноческий путь. Год за годом Спасо-Преображенский монастырь расширялся и укреплялся. Здесь приняли монашество родная сестра Евфросинии — Градислава (с именем Евдокия) и двоюродная сестра Звенислава (с именем Евпраксия).

Сестер обители Евфросиния «с радостию и прилежанием» обучала грамоте. «Аз веселым сердцем подвизаюся учити», — говорила она. В обители преподобная создала женскую школу — одну из первых на Руси: «Собравши же младых девиц несколько, обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным ремеслам, да от юности навыкнут разумети закон Божий и трудолюбие». Эта школа способствовала быстрому росту монастыря.

Свой духовный опыт и свет одухотворенного молитвой знания Евфросиния несла всем ищущим их. Для многих она стала духовной матерью.

Как в незамутненном стекле отразилось ее влияние в душе двоюродной сестры Звениславы (в иночестве Евпраксии): «Презираю все красное в мире, а что имею, то отдаю в Церковь Спасителя, и сама желаю соединиться с Ним духовным союзом, подклонить главу мою под благое и легкое иго Его». Звенислава отдала в обитель «все свои вещи золотые и многоценные ризы», и вместе с сестрой и наставницей своей «начали они жить в монастыре в единомыслии в молитвах к Богу; и были словно единая душа в двух телах».

Однажды в монастырь пришел любимый ее брат Вячеслав с супругой и детьми. После беседы с братом она сказала, что хочет оставить в монастыре двух его дочерей — Киринию и Ольгу. Родители очень огорчились такому решению игуменьи. «Однако ни Вячеслав, ни его супруга, безутешно плакавшая, не осмелились противиться словам блаженной Евфросинии, так как принимали слова ее, как бы слова Самого Христа, и знали, что она была истинной рабой Христовой и достойным вместилищем Святого Духа… Ибо, — продолжает составитель жития, — блаженная Евфросиния имела такой дар духовный, что на кого взирала очами своими, тотчас узнавала, есть ли в нем дух добродетели и может ли он быть сосудом избранным для Господа. Таким-то образом она и знала наперед, что те две юные отроковицы, дочери брата ее, добродетельною жизнью своей угодят Христу». Обе отроковицы остались в монастыре и впоследствии приняли постриг. Кириния — с именем Агафия, а Ольга — с именем Евфимия.

Древний жизнеописатель передает обращенные к сестрам слова преподобной, призывающие их к подвижничеству: «Вот я собрала вас ради имени Господа, подобно тому, как птица собирает птенцов под крылья свои; я собрала вас как овец Божиих на луг божественный. Паситесь же на заповедях Господних, возрастайте в добродетелях от силы в силу, чтобы я с радостию, а не с печалью заботилась о спасении вашем и чтобы я возвеселилась духом, видя духовные плоды трудов ваших. Вот вы видите сами, со сколь великими трудами стараюсь я сеять в сердцах ваших слова Божии; но сердечные нивы ваши иногда остаются как бы не созревающими, не преуспевающими в добродетели; время же жатвы приближается. Вот уже лопата на гумне, она отделит плевелы от пшеницы. Страшусь, сестры мои, как бы среди вас не нашлись плевелы, которые будут преданы огню неугасимому. Старайтесь же, молю вас, сохранить себя невредимыми от греховных плевел, чтобы вы могли избежать огня геенского. Приготовьте себя чистую пшеницу Христову, измельчитесь в жерновах смирения, трудами постническими, чистотою, любовью, молитвой, и тогда вы приготовите из себя хлеб приятный Богу». Мать-игуменья так молилась Господу о вверенных ей сестрах обители: «Сотвори их овцами двора Твоего и будь им Пастух и Дворник, дабы ни едина из них не была украдена волком — губителем диаволом; будь им, Господи, оружие и забрало, да не сойдет на них зло, да не приблизится рана к телам; не погуби нас с нашими беззакониями, ибо на Тебя полагаем упования наши — на Бога для знающих Тебя; Тебе возносим хвалу до последнего нашего вздоха».

В 1161 г. усердием преподобной Евфросинии был воздвигнут каменный Спасо-Преображенский собор — одна из жемчужин древнерусского зодчества. Храм в перестроенном виде сохранился до наших дней. Строитель — мастер Иоанн, сам пришел к Евфросинии, наставленный Духом Святым, повелевшим ему принять участие в постройке собора. В житии Евфросинии рассказывается о том, как кирпичи, которых недоставало для постройки храма, чудесно являлись по молитве игуменьи. Просыпавшиеся утром строители видели печь, полную обожженной, готовой к укладке плинфы, услышав при этом слова святой девы, молящейся Спасителю: «Ты, даровавший нам большее, даруй нам и меньшее». В этот храм преподобная пожертвовала напрестольный крест, украшенный золотом, с частицами мощей многих святых, а также с частью Животворящего Креста Господа. Внутри Храма, по сторонам хоров, были устроены две небольшие кельи, в одной из которых жила преподобная Евфросиния. Здесь хорошо были слышны слова Богослужения и пение сестер, а сквозь небольшое окно в стене открывались ее взору поля и древний Полоцк с его храмами.

Преподобная Евфросиния основала также Богородицкий мужской монастырь, построила в нем каменную церковь в честь Пресвятой Богородицы, украсила ее иконами и передала инокам. Воспользовавшись родством с Византийским императором Мануилом Комнином (1143–1180), она обратилась к нему, а также к патриарху Константинопольскому Луке (1156–1169) с просьбой прислать для обители одну из величайших святынь — икону Божией Матери Ефесскую, написанную по преданию святым апостолом и евангелистом Лукой. Евфросиния отправила им дары, и в 1162 г. икона прибыла на Русь вместе с благословенной патриаршей грамотой Полоцкой игуменьи. Икону везли через Корсунь (Херсонес), где по просьбе жителей она пробыла около года, получив название Корсунской, и наконец прибыла в Полоцк. В 1239 г. дочь Полоцкого князя Брячислава — Александра, выходя замуж за великого князя святого Александра Невского (1263; память 23 ноября (6 декабря)), взяла икону как благословение и подарила ее городу Торопцу, где состоялось венчание княгини.

В трудный век раздробленности Руси преподобная Евфросиния непрестанно молилась о единстве Русской земли, о победе над «тьмой разделения». Благодатным словом наставления, которое было ей «даром Бога», как повествует жизнеописатель, она примиряла многих князей, бояр и простых людей. Она «всех хотяше имети яко единую душу».

На склоне лет преподобная, предчувствуя скорую кончину, совершила паломничество на Святую Землю. Оставив монастырь на попечение сестры своей Евдокии, она вместе с племянником Давидом и сестрой Евпраксией отправилась в далекий путь. Во время пребывания в Константинополе преподобная, «войдя в великую церковь Святой Софии, помолившись и поклонившись всем святым Божиим церквям, получила благословение от патриарха, купила многоразличные фимиамы и золотую кадильницу и пошла в Иерусалим». Величайшей святыне христианства — Гробу Господню — преподобная Евфросиния жертвует драгоценную кадильницу — первый дар русских жен, вставший в единый ряд с лампадой, возжженной несколько десятилетий назад игуменом Даниилом «от всея Руськыя земли».

Дар преподобной был принят Господом. Знаком этого явилось исполнение ее желания быть погребенной на Святой Земле. Во время тяжелой болезни ей было возвещено ангелом о близкой кончине. Она прославляла Бога за милость Его и с радостью ожидала указанного срока. 24 дня провела она на одре болезни в одном из монастырей Иерусалима и скончалась 24 мая 1173 г., причастившись святых Христовых Тайн, посреди молитвы. Предание сохранило последние слова молитвы преподобной: «Господи, приими дух мой от меня во святом граде Твоем Иерусалиме и пресели меня в вышний град Твой Иерусалим». Тело почившей, согласно завещанию ее, было погребено сопровождавшими ее родственниками в обители преподобного Феодосия, на паперти храма Пресвятой Богородицы — там, где покоились матери преподобных Саввы и Феодосия, святого бессребреника Феодотия и многих святых жен. Давид и Евпраксия, возвратившись в Полоцк, принесли весть о блаженной кончине и погребении преподобной Евфросинии. С тех пор в день кончины ее ежегодно совершалось поминовение. Началось благоговейное почитание той, которая стала небесной покровительницей града Полоцка.

3 октября 1187 г. Иерусалим завоевал султан Саладин, который потребовал от христиан в пятидесятидневный срок покинуть город, предварительно выкупив свою жизнь. Монахи русского монастыря, возвращаясь на родину, взяли с собой святые мощи русской княгини —игуменьи и принесли их в Киев, где они были положены в дальних пещерах Киево-Печерской Лавры, в нише пещерного храма Благовещения Пресвятой Богородицы. Так преподобная Евфросиния стала первой из русских жен, погребенных в великой обители.

К половине XIII века литовцы завоевали Полоцк, и Полоцкое княжество перестало существовать как самостоятельное. К XIV веку Полоцкая земля окончательно входит в состав Литовско-русского государства. В это время Православие и русская культура в Белой Руси сохранялись. Более того, к XVI веку Полоцк был едва ли не крупнейшим городом государства — население его превышало 100 тысяч жителей. Согласно Люблинской унии 1569 года Литва и Польша объединились в единое государство — Речь Посполитую. Пробыв несколько лет (1563 — 1579 гг.) и (1654 — 1657 гг.) под властью Московских царей, Полоцк оставался владением Польши до 1772 года. Наступили трагические времена для Православия.

В 1579 г. польский король Стефан Баторий призвал в Полоцк иезуитов и отдал им православные церкви и монастыри города. Полоцкая епархия — одна из древнейших на Руси — перестала существовать.

В 1596 году в Бресте был созван собор, на котором провозгласили Унию католической и православной Церквей. Православные западной Руси не признали решения собора. Тогда началось насильственное обращение в унию с использованием всей мощи государства. Пошли в ход самые изуверские методы — аресты, истязания, мучения, убийства. Всякий, кто осмеливался поднять голос в защиту Православия, объявлялся врагом Отечества. Относительно «схизматиков», как называли православных, было дозволено все. В 1676 году правительство Польши решило окончательно истребить православную веру в Западной Руси. Уния была провозглашена единственной законной церковью, кроме католической, в пределах Речи Посполитой. Началось тотальное преследование Православия. На Унию в Польше смотрели лишь как на переходную ступень к католицизму.

Православие казалось навсегда изгнанным из земли Полоцкой, «дети умирали без крещения, а мужья с женами жили без благословения». Но даже в те годы, когда «Православие и русская народность Белоруссии казались погибшими навсегда», память о святой жизни преподобной Евфросинии «православной по вере и русской по происхождению», давала жителям земли Полоцкой силу «сохранить свою православную веру и русскую народность».

Господь не допустил уничтожения Православия на Древней Русской земле. Русские войска пошли в Польшу, и после трех разделов ее территории в конце XVIII века все православные области, кроме Галиции, присоединились к России.

В 1833 г. восстанавливается Православная Полоцкая епархия. Храм Спаса, построенный преподобной Евфросинией, был возвращен православным. Тогда жители Полоцка впервые обратились в Синод с просьбой о перенесении мощей преподобной Евфросинии в обитель, основанную ею. Великой радостью для всех православных стало возвращение в храм Спаса креста с мощами, принесенного в дар преподобной Евфросинией. С 1579 по 1841 год крест хранился в Полоцком Софийском соборе. То, что крест сохранился, было настоящим чудом, так как иезуиты старались истребить все памятники, напоминающие о древностях православных в западной Руси. 77 лет жители Полоцка не оставляли попыток возвратить мощи преподобной. Шесть раз в течении ХIХ века они обращались в Синод, но их усердие ни к чему ни привело. Лишь в 1871 г. в Полоцк была перенесена частица мощей. Мысль о перенесении всех мощей не встречала сочувствия Синода и Киевской митрополии. Потребовались многие годы молитв почитателей преподобной, доклады на Всероссийском миссионерском съезде, в Святейшем Синоде, резолюция государя Николая II.

700 лет помнили и с любовью почитали верующие люди Белой России свою святую, несмотря на все религиозные и исторические превратности Белорусского края, несмотря на сопротивление духовных властей и молчание Синода в течение всего XIX века. И вот на третий день Пасхи 22 апреля 1910 г., после Божественной Литургии, мощи святой были переложены из старого гроба в обновленную кипарисовую раку, вынесены из Киевских пещер и установлены в Великой Лаврской церкви на возвышении. В Киев прибыло более 20 тысяч богомольцев.

Святая Лавра Киевская прощалась с Полоцкой княжной, почивавшей здесь более семи веков. В Лаврской церкви весь день шло поклонение мощам, затем всенощное бдение. Утром — Литургия, молебен, грандиозный крестный ход с мощами вокруг храма — и к Днепру на пароходную пристань. Весь город пришел прощаться со святой.

Ослепительно белый пароход, украшенный зеленью и цветами, увозил раку со святыми мощами преподобной. Еще три парохода сопровождали святыню. Плавание по Днепру продолжалось 12 дней с остановками в Любече, Речице, Рогачеве, Быхове, Могилеве и Орше. Во всех местах остановки флотилии совершались торжественные богослужения, на носу парохода была сооружена часовня с зеркальными окнами. Темными украинскими ночами пароходы сверкали огнями сотен свечей. На берегах, у самой воды, паломники разжигали костры, стояли со свечами. Дни шествия великой славянской святыни по водам Днепра стали поистине днями общей молитвы, торжеством славянского единства.

Во время остановки и празднования в Речице Минский епископ Михаил в проповеди произнес слова, поразившие всех. И как они подходят к событиям наших дней! «За долгие годы наша Белая Русь чего не пережила, чего не испытала. Осилили ее враги, отторгли от единства с Великой Россией. И начались со стороны врагов притеснения… издевательства не только над живыми, но и над умершими православными предками нашими, тела и кости коих вырывались из земли и предавались поруганию. И многие тогда малодушные из наших соотечественников, особенно бояре и дворяне, не устояли в Православной вере своих отцов. И было время, что казалось, край этот погиб… Спасла тогда Белоруссию только вера Православная, о насаждении и укреплении коей пеклась преподобная Евфросиния. Теперь помыслы врагов наших, врагов России направлены на эту силу, на Церковь Православную… не щадят для этого ни ума, ни средств. Вот предстательница наша пред Богом и возвращается к нам, чтобы встать на охране Православия в своем родном крае…» От Орши святыню с крестным ходом понесли в Витебск, а затем в Полоцк. Полоцкие торжества длились три дня. Прибыли высокие гости, обер-прокурор Синода, высшие иерархи юго-западного края, наместники и игуменьи ближних и дальних монастырей и десятки тысяч паломников. Мощи преподобной были положены в раку, сооруженную на пожертвования всего края. Но самым значительным и торжественным стало возвращение святых мощей преподобной Евфросинии в свою обитель.

Во время крестного хода в процессии следовали королева эллинов, великий князь Константин Константинович, великая княгиня Елизавета Феодоровна. Раку внесли в монастырский собор, а на следующий день — в Спасский храм, основанный самой преподобной.

Воспоминания современников сохранили для нас память об одном из первых чудесных исцелений, совершенных после перенесения мощей преподобной в Полоцк. В Спасском монастыре жила монахиня, страдавшая тяжелым заболеванием желудка. Врач лишился всякой надежды спасти больную; тело ее было в пролежнях, а боль ослабляли наркотиками. Сестры, выполняя желание больной, привели ее в храм и подняли на помост, где она приложилась к открытым мощам преподобной Евфросинии. После этого монахиня почувствовала такой прилив сил, что смогла подняться и идти без посторонней помощи. Наутро доктор встретил больную во дворе безо всяких заметных признаков недуга.

Но недолго пробыла в своей обители преподобная. Согласно постановлению «народного комиссариата юстиции РСФСР» 13 мая 1922 года рака с мощами преподобной Евфросинии была вскрыта.

В заключении «врачебно-научной» экспертизы указывалось, что «труп мумифицировался вследствие благоприятных почвенных условий». При вскрытии мощей нашли записку иерея Клавдия, в которой было написано: «…Мы не дерзали никогда раскрывать святое тело преподобной матери нашей Евфросинии, только тогда, когда свидетельствовали ея».

После вскрытия мощи отправили на атеистическую выставку в Москву, а оттуда — в Витебск, где их держали в качестве экспоната местного краеведческого музея. Драгоценная рака была реквизирована вместе с другими ценностями обители.

Во время немецкой оккупации верующие перенесли нетленные останки преподобной в Свято— Покровскую церковь Витебска, а 23 октября 1943 года мощи возвратились в Полоцкий Спасо—Евфросиниевский собор. Один из участников этого события вспоминает: «Поздним вечером из Витебска в Полоцк пришел вагон с мощами святой Евфросинии. Несмотря на комендантский час, когда жителям запрещалось выходить на улицу, комендант разрешил двум священникам и четырем мирянам… проводить мощи с железнодорожной станции в собор Святой Софии. Уже была ночь, когда мы с трудом возложили стародавний дубовый гроб — колоду на устланную коврами повозку. Впереди и позади нас шло по двое немецких солдат, которые то ли следили за нами, чтобы мы не совершили какой-либо диверсии, то ли охраняли нас от встречных немцев. Мы шли за повозкой и пели стихиру: «Веселися, монастырь Спасов, и светло ликуй земля Полоцкая».

На следующий день состоялось перенесение мощей из Софийского собора в церковь Спаса… Фронт находился в 36 километрах от Полоцка… Поэтому вначале комендант позволил, чтобы процессия состояла из двух десятков человек… позже согласился на большее. Вместо многочисленных священников шли в своих пасхальных ризах только отцы Антоний и Модест. Небольшой девичий хор Софийского собора пел: «Днесь светло красуется данный град Полоцк».

Верующих, даже в полуразрушенном войной Полоцке, собралось больше, чем ожидалось, среди них шли я и моя мать, время от времени шептавшая: «Позволил Господь и мне, грешной, сопутствовать тебе, славная матерь наша Евфросиния…»

Когда мы подошли к монастырю,… то увидели, что по старинному белорусскому обычаю дорожку к церкви Спаса выстлали льняной тканью, а навстречу нам шли монахини Евпраксия и Леонила. Их поддерживали под руки, а они со слезами голосили: — «Домой возвращаешься наша мать игуменья. Благодарствуем Тебе, Господи Иисусе Христе, что позволил нам дожить до этой радости».

25 октября 1943 года впервые после 25-летнего перерыва у мощей преподобной в основанном ею монастыре была отслужена Божественная Литургия. Но еще не скоро был возобновлен монастырь. Лишь в 1992 году выселили последних жителей из братских корпусов, началась реставрация соборов монастыря, посажен был фруктовый сад над огромной братской могилой, в которой лежат тела расстрелянных, им же несть числа… Полоцкая обитель преподобной Евфросинии восстанавливается на земле, политой кровью новомучеников Российских.

Приехав поклониться в монастырь, можно выйти на речку и, прямо с камня, на котором умывалась преподобная, полюбоваться красотой этих мест, можно подойти к Спасскому собору, где до сих пор цела келейка преподобной с остатками древней росписи на стенах. В нее ведут очень крутые ступени винтовой лестницы (как преподобная к старости могла подниматься по ним?). Внизу, слева от алтаря, покоятся чудотворные мощи преподобной. И везде, где бы вы ни были, ощутится живое присутствие преподобной Евфросинии. Этот опыт живой встречи со святой — необыкновенный, незабываемый дар Полоцкой обители.

Образ преподобной Евфросинии внутренне созвучен образу святой Ольги, обретающей святость в деятельном, активном служении вверенному ей народу. Как и святая Ольга, преподобная Евфросиния избрала путь духовного материнства и продолжает его, утверждая этот путь для тех, кто в служении Богу видит цель своей жизни. Преподобная Евфросиния — невеста Христова, обретающая спасение и жизнь вечную в аскетизме, уходе от мира. В ее образе мы видим истовость, духовную ревность, внутреннее горение — черты, которые особенно сближают ее с апостолом Павлом.

Преподобная Евфросиния стала матерью женского монашествa и всех жен русских, избравших путь духовного совершенствования и аскетизма. Она — первая русская игуменья, «матушка Русской земли». Она первой из святых русских жен воплотила и раскрыла для других русских женщин путь святости преподобных как главный в делании Святой Руси. Жизнь ее — полнота преподобнического подвига. Она стала первой наставницей русских женщин в таинствах духовной жизни.

Духовный подвиг первых из святых жен — святой Ольги, преподобной Анны Новгородской и преподобной Евфросинии Полоцкой связывается в единое духовное звено. Святая Ольга и преподобная Анна участвуют в строительстве храмов святой Софии — Премудрости Божией, а преподобная Евфросиния обитает в Полоцком храме Святой Софии, научаясь премудрости Слова Божия доброделанием и молитвой, — и из кельи Софийского храма была она призвана ангелом на свое главное служение — преподобнический подвиг. Теперь русские жены могут приходить для окормления и научения пути духовного к матушке Русской земли — преподобной Евфросинии Полоцкой.

Имя преподобной до крещения — Предслава — символично: «перед славой» русских жен воздвиг Господь и Пречистая Его Мати первую из русских игумений, ставшую покровительницей не только русского женского монашества, но и всех, избравших монашеский путь ко Христу. Она предстательствует за них Царице Небесной, не раз являвшейся святым в монашеском облачении и возвестившей, что она — игуменья всех монастырей Афона — первого Ее вселенского Жребия.

Знаменательно и то, что преподобная Евфросиния родилась и прославилась в самой западной из русских земель, скончалась и была погребена на Святой Земле, а святые мощи ее были положены в колыбели русского монашества — Псково-Печерской Лавре. Через нее утверждается связь русской женской святости со святостью Православного Востока и всего Вселенского Православия. (Не случайно при перенесении мощей присутствовала королева эллинов).

Промыслом Божиим мощи ее вернулись в родной город Полоцк — и это событие открывает нам сегодня особое служение преподобной. Ибо преподобная мати Евфросиния как воин Христов на страже охраняет крайний западный рубеж Русской земли молитвой и любовью. Происхождением своим Евфросиния обязана Малой России. Малой называли древние землю-родительницу, родоначальницу. Малая Россия — Pycь изначальная — стала матерью Великой России.

По земному своему рождению преподобная принадлежит Белой Руси, Белоруссии (а «белыми» издревле назывались западные земли Руси между Двиной, Днепром и Друтью. Вспомним и то, что Государь всея Pycи Иван III, перечисляя свои владения, назвал свое государство Белой Россией.). Но, принадлежа земному своему отечеству, преподобная Евфросиния стала воистину членом Православной соборной церкви Великой России и, наконец, Вселенской Православной Церкви, знамением чего стала ее кончина и погребение во Святом Граде. Преподобная Евфросиния Полоцкая соединяет невидимыми духовными узами Великую Россию, Малую Россию и Белую Россию, не позволяя раздирать единую Церковь Русскую Православную.

Вместе со святой равноапостольной Ольгой она укрепляет сегодня православных Украины и Белоруссии в стоянии до смерти за веру и Церковь Православную и в противостоянии «тьме разделения», покрывающей ныне Россию.

Монашеское имя преподобной Евфросинии в переводе с греческого означает «Радость». Имя это станет одним из самых распространенных на Руси. Имя Евфросинии носили пять святых жен Руси — в этом сокрыт глубокий духовный смысл: вся духовная жизнь России и, в особенности, служение русских женщин озарены радостью. Радость духовная — первый из семи благодатных даров Духа Святого человечеству. Сама Пречистая Матерь Господа именуется Всерадостной Радостью нашей, и благодатная радость духовная — это и Ее дар русским женам. Они хранят этот дар в самых трудных обстоятельствах — без радости духовной невозможно было бы им нести тяготы жизненных невзгод, горестей и печалей земных.

Преподобная Евфросиния первая из русских жен явила прекрасный лик духовной радости, и благодарные жители Полоцка не случайно написали на одной из икон монастыря, основанного преподобной: «Гряди, радосте наша — преподобная Евфросиния».

Повествование о святой Евфросинии завершим замечательными словами, сказанными об этой великой угоднице Божией автором ее жития: «Каким языком, братия, достойно мне похвалить светозарную память преблаженной невесты Христовой Евфросинии! Была бо помощницей обидимых, скорбящих утешением, нагих одеянием, больных посещением и, просто говоря, для всех была всем. Евфросиния сердце свое напояла Божией премудростью. Евфросиния — неувядающий цвет райского сада. Евфросиния — небопарный орел, воспаривший от запада до востока, словно луч солнечный, просветивший землю Полоцкую. Тем же, братия, хвалится Солунь о святом Димитрии, а Вышгород — мучениками Борисом и Глебом; я же хвалюсь: блажен ты, град Полоцк, таковую леторасль возрастивший — преподобную Евфросинию. Блаженны люди, живущие во граде том! Блаженны родители твои, блаженно чрево из коего изошла преподобная госпожа Евфросиния. Блаженно рождение ее, блаженно воспитание ее! Блажен возраст твой, Евфросиния достохвальная, блажен труд твой и подвиги ради Бога! Блажен твой монастырь, блаженны насельники монастырей Святого Спаса и Святой Богородицы, блаженны люди, тебе послужившие!

О преблаженная невеста Христа Бога нашего! Молись к Богу о стаде своем, которое собрала во Христе, Коему подобают всякая слава, честь и поклонение со Отцом и со Святым Духом, ныне и присно и во веки веков!»

Житие преподобной Евфросинии Полоцкой — одно из древнейших и распространенных — известно более ста списков. В XVI веке оно было включено святителем Макарием в Великие Четии—Минеи, а затем в «Степенную книгу». После этого были сделаны две проложных редакции жития, а в XVIII веке святитель Димитрий Ростовский включил житие преподобной в свои «Книги житий святых». В 1893 году была составлена служба преподобной, а в 1900 году иеромонах Никодим написал ей акафист — один из лучших русских акафистов.