задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Православный календарь 23 августа

Попразднство Преображения Господня. Мученика архидиакона Лаврентия (258). Блаженного Лаврентия, Христа ради юродивого, Калужского (1515). Собор новомучеников и исповедников Соловецких.

Преподобного Ирона философа. Мучеников Сикста папы, Феликиссима и Агапита диаконов, Романа воина, Римских (258); шести воинов в Визии. Священномучеников Вячеслава (Закедского) пресвитера (1918); Афанасия пресвитеров (1937).

 

МУЧЕНИКИ АРХИДИАКОН ЛАВРЕНТИЙ, ПАПА СИКСТ, ДИАКОНЫ ФЕЛИКИССИМ И АГАПИТ, ВОИН РОМАН, РИМСКИЕ

Мученики архидиакон Лаврентий, Папа Сикст, диаконы Феликиссим и Агапит, воин Роман, Римские пострадали в 258 году при императоре Валериане (253-259). Святой Папа Сикст, родом из Афин, получил хорошее образование, проповедовал в Испании и был поставлен епископом в Рим после мученической кончины святого Папы Стефана (253-257, память 2 августа). Это было время, когда Папа, занимавший Римский престол, избирался на верную смерть. В скором времени святой Сикст был также схвачен и посажен в темницу вместе с двумя своими диаконами Феликиссимом и Агапитом. Когда святой архидиакон Лаврентий встретил Папу Сикста, которого вели в темницу, он со слезами воскликнул: «Куда ты, отче, грядешь? Зачем оставляешь своего архидиакона, с которым всегда приносил Бескровную Жертву? Возьми своего сына с собой, чтобы и я был общник тебе в пролитии крови за Христа!» Святой Сикст отвечал ему: «Не оставляю тебя, сын мой. Я старец и иду на легкую смерть, а тебе предстоят более тяжкие страдания. Знай, что через три дня после нашей смерти и ты пойдешь за мной. А теперь пойди, продай церковные сокровища и раздай гонимым и нуждающимся христианам». Святой Лаврентий с усердием исполнил завет святителя.

Услышав, что святой Папа Сикст поведен с диаконами на суд, святой Лаврентий пошел туда же, чтобы видеть их подвиг, и сказал святителю: «Отче, я уже выполнил твое поручение, раздал врученное тобою сокровище, не оставь меня!» Услышав о каком-то сокровище, воины взяли его под стражу, а мучеников усекли мечом († 6 августа 258 г.). Император заключил святого Лаврентия в темницу и поручил надзирать за ним начальнику тюрьмы Ипполиту. В темнице святой Лаврентий молитвой исцелял собиравшихся к нему больных и многих крестил. Пораженный этим, Ипполит сам уверовал и принял Крещение от святого Лаврентия со всем своим домом. Вскоре архидиакон Лаврентий был вновь приведен к императору с приказанием показать спрятанные сокровища. Святой Лаврентий ответил: «Дай мне срок три дня, и я покажу тебе эти сокровища». За это время святой собрал множество нищих и больных, питавшихся лишь милостыней Церкви, и, приведя их, объявил: «Вот те сосуды, в которых вложены сокровища. И все, кто влагает свои сокровища в эти сосуды, с избытком получают их в Царствии Небесном».

После этого святого Лаврентия предали жесточайшим мукам, принуждая его поклониться идолам. Мученика били скорпионами (тонкая железная цепь с острыми иглами), опаляли раны огнем, били оловянными прутьями. Во время страданий мученика воин Роман внезапно воскликнул: «Святой Лаврентий, я вижу светлого юношу, который стоит около тебя и отирает твои раны! Заклинаю тебя Господом Христом, не покидай меня!» После этого святого Лаврентия сняли с дыбы и отдали в тюрьму к Ипполиту. Роман принес туда водонос с водой и умолял мученика крестить его. Сразу же после Крещения воины отсекли ему голову († 9 августа). Когда мученика Лаврентия повели на последнее испытание, святой Ипполит хотел объявить себя христианином и умереть вместе с ним, но исповедник сказал: «Затаи ныне свое исповедание в сердце. Спустя немного времени я позову тебя, и ты услышишь и придешь ко мне. А обо мне не плачь, лучше радуйся, я иду получить славный мученический венец». Его положили на железную решетку, под которую подложили горячие угли, а слуги рогатинами прижимали к ней тело мученика. Святой Лаврентий, взглянув на правителей, сказал: «Вот, вы испекли одну сторону моего тела, поверните на другую и ешьте мое тело!» Умирая, он произнес: «Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, что Ты сподобил меня войти во врата Твои», — и с этими словами испустил дух.

Святой Ипполит ночью взял тело мученика, обвил пеленами с ароматами и дал знать пресвитеру Иустину. Над мощами мученика в доме вдовы Кириакии совершили всенощное бдение и Божественную литургию. Все присутствовавшие христиане причастились Святых Таин и с честью похоронили в пещере тело святого мученика архидиакона Лаврентия 10 августа 258 года. Святой Ипполит и другие христиане пострадали через три дня по кончине святого Лаврентия (13 августа), как он предсказал им об этом.

 

БЛАЖЕННЫЙ ЛАВРЕНТИЙ, ХРИСТА РАДИ ЮРОДИВЫЙ, КАЛУЖСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ

Блаженный Лаврентий, Христа ради юродивый, Калужский чудотворец, жил в начале ХVI века в полуверсте от старой Калуги при лесном храме в честь Рождества Христова, стоявшем наверху горы.

Из его хижины был прокопан подземный ход в церковь, где он слушал Богослужение. Бывал он и в доме калужского князя Симеона Иоанновича. Предполагают, что блаженный Лаврентий происходил от боярского рода Хитровых, потому что его именем начинался их родовой помянник в Перемышльском Лютиковом монастыре, находившемся в Калужской епархии. Зимой и летом блаженный ходил босой, в рубашке и овчинном тулупе. Подвигами самоотречения он возвысился до того, что еще при жизни прославился благодатными дарованиями.

Когда в мае 1512 года крымские татары напали на Калугу, блаженный Лаврентий, бывший в доме князя, внезапно закричал громким голосом: «Дайте мне мою секиру острую, псы напали на князя Симеона, надо оборонить его!» Сказав это, он схватил топор и ушел. Внезапно оказавшись на насаде (корабле) рядом с князем, праведный Лаврентий укрепил и ободрил воинов, и они в тот же час победили врага. С топором в левой руке, насаженном на длинном топорище, он изображается на иконах. Вероятно, что князь Симеон († 1518), обязанный праведнику своим спасением, устроил в его память иноческую обитель на месте подвигов святого.

Скончался блаженный Лаврентий 10 августа 1515 г., очевидно, в день своего тезоименитства. Известно, что память святого чтилась, кроме того, и 8 июля.

Прославлен блаженный Лаврентий, по-видимому, во второй половине ХVI века. Так, царь Иоанн Грозный в жалованной грамоте монастырю (1565 г.) писал: «Монастырь Рождества Христова, где лежит Лаврентий, Христа ради юродивый». В житии первое посмертное чудо записано под 1621 годом — исцеление параличного боярина Кологривова, который выздоровел после совершения молебна святому.

 

СОБОР НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ СОЛОВЕЦКИХ

Со­бор но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Со­ло­вец­ких празд­ну­ет­ся 10 / 23 ав­гу­ста. Празд­но­ва­ние уста­нов­ле­но ука­зом пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II от 25 мар­та 2000 го­да.

По иро­нии судь­бы ме­сто по­движ­ни­че­ства ве­ли­ких рус­ских свя­тых – Со­ло­вец­кие ост­ро­ва в Бе­лом мо­ре – в го­ды боль­ше­вист­ских ре­прес­сий ста­ло ме­стом му­че­ни­че­ства для мил­ли­о­нов невин­но осуж­ден­ных лю­дей, на­силь­ствен­но по­ме­щен­ных в нече­ло­ве­че­ские усло­вия, из ко­то­рых ве­ла толь­ко од­на до­ро­га – к смер­ти. Но как бы ни бы­ли же­сто­ки их ис­тя­за­те­ли, как свет от неуга­си­мой лам­па­ды, над зем­лей ар­хи­пе­ла­га под­ни­ма­лась к небу мо­лит­ва о Рос­сии. И внут­рен­ней, ду­хов­ной сво­бо­ды на Со­лов­ках в го­ды са­мых лю­тых ре­прес­сий бы­ло боль­ше, чем «на сво­бо­де» в СССР.

Свя­той ост­ров

«…Со­лов­ки – див­ный ост­ров мо­лит­вен­но­го со­зер­ца­ния, сли­я­ния ду­ха вре­мен­но­го, че­ло­ве­че­ско­го с ду­хом веч­ным, Гос­под­ним. Тем­ная опушь пя­ти­сот­лет­них елей на­пол­за­ет на блед­ную го­лу­биз­ну сту­де­но­го мо­ря. Меж­ду ни­ми лишь тон­кая бе­лая лен­та ед­ва за­мет­но­го при­боя. Тишь. По­кой. Штор­мы ред­ки на По­лу­ноч­ном мо­ре. Ти­ши­на ца­рит и в глу­би зе­ле­ных де­брей, где лишь стро­гие ели пе­ре­шеп­ты­ва­ют­ся с тре­пет­но-неж­ны­ми – та­ких неж­ных ни­где, кро­ме Со­лов­ков, нет – неве­ста­ми-бе­рез­ка­ми. Шел­ко­ви­стые мхи и гу­стые па­по­рот­ни­ки ку­та­ют их за­сту­жен­ные дол­гой зи­мой кор­ни. А гри­бов-то, гри­бов! Ка­ких толь­ко нет!…» Та­кой за­пом­нил при­ро­ду ост­ро­ва один из немно­гих чу­дом вы­жив­ших уз­ни­ков Со­ло­вец­ко­го ла­ге­ря осо­бо­го на­зна­че­ния – пи­са­тель Бо­рис Ши­ря­ев.

Зем­ля, ове­ян­ная пре­да­ни­ем… В XV ве­ке мо­нах Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря, по име­ни Сав­ва­тий, став­ший от­шель­ни­ком, от­плыл на пу­стын­ную со­ло­вец­кую зем­лю вме­сте со сво­им спо­движ­ни­ком – мо­на­хом Гер­ма­ном. По­се­ли­лись они воз­ле Се­кир­ной го­ры, воз­двиг­ли крест, по­ста­ви­ли кел­лию. Позд­нее на это ме­сто при­шел и дру­гой свя­той по­движ­ник – мо­нах Зо­си­ма, а уже за ним – че­ре­да от­шель­ни­ков, ис­кав­ших толь­ко мо­лит­вен­но­го уеди­не­ния и слу­же­ния Бо­гу.

Нелег­кой бы­ла эта зем­ля для жиз­ни: зи­мой мо­ро­зы под со­рок, ле­том гнус. Тру­да­ми и спа­са­лись бра­тия. Ка­мень за кам­нем из ве­ка в век воз­дви­га­ли они сте­ны свя­той оби­те­ли, Со­ло­вец­ких со­бо­ров и хра­мов. На­тру­жен­ные уз­ло­ва­тые ру­ки ино­ков тя­ну­ли се­ти, раз­би­ва­ли гря­ды под ого­род, те­са­ли брев­на. И меж­ду тру­дом в по­те ли­ца со­вер­ша­лась непре­стан­ная, не раз­вле­ка­е­мая мо­лит­ва о Ру­си. Не пре­ры­ва­лась ду­хов­ная связь, не пре­кра­ща­лась че­ре­да по­движ­ни­ков.

По пре­да­нию, пре­по­доб­ный Зо­си­ма, по­мо­лив­шись од­на­жды, из­гнал с ост­ро­ва вол­ков – не долж­на зем­ля свя­тая быть за­пят­нан­ной кро­вью ни лю­дей, ни жи­вот­ных – тво­ре­ний Бо­жи­их…

Но спу­стя ве­ка неве­ро­ят­ный из­гиб во­об­ра­же­ния ру­ко­во­ди­те­лей но­во­го Со­вет­ско­го го­су­дар­ства пре­вра­тил свя­тую зем­лю Со­лов­ков в один из са­мых страш­ных ла­ге­рей смер­ти. Над древним Пре­об­ра­жен­ским со­бо­ром был во­дру­жен крас­ный флаг, по сте­нам рас­став­ле­ны кон­вой­ные, а внут­ри был устро­ен на­сто­я­щий ад. С 20-х гг. до вклю­че­ния ла­ге­ря в си­сте­му со­вет­ско­го «пла­но­во­го эко­но­ми­че­ско­го про­из­вод­ства» он был лишь ме­стом бес­смыс­лен­но­го ка­торж­но­го тру­да и физи­че­ско­го ис­треб­ле­ния.

«Вла­сти­те­ли»

…Про­мерз­шие, го­лод­ные, из­мож­ден­ные от жаж­ды, по­сле дол­гих ча­сов, про­ве­ден­ных на на­рах, лю­ди схо­ди­ли на зем­лю по­след­не­го сво­е­го зем­но­го при­бе­жи­ща.

На­чи­на­лась пе­ре­клич­ка. На­чаль­ник, вер­нее, «вла­ды­ка» ост­ро­ва тов. Ног­тев и его по­мощ­ник Вась­ков све­ря­ли спис­ки. При­вет­ствие к за­клю­чен­ным: «Здо­ро­во, гра­чи!» со­про­вож­да­лось по­яс­не­ни­ем: «…у нас здесь власть не со­вет­ская, а со­ло­вец­кая!»

Пер­вое имя. Вот из строя но­во­при­быв­ших вы­хо­дит во­ен­ный сред­них лет, спо­кой­но, до­стой­но, как преж­де вхо­дил он с до­кла­дом в ге­не­раль­ный штаб ар­мии. И вдруг на гла­зах у ше­рен­ги за­клю­чен­ных он па­да­ет. Вы­стре­ла они не слы­ша­ли и по­ня­ли, что про­изо­шло, толь­ко ко­гда Вась­ков по­до­звал кон­вой­но­го, чтобы от­та­щить те­ло уби­то­го. А за­тем вот так, под ду­лом убий­цы, на во­ло­сок от смер­ти, про­хо­дит по пе­ре­клич­ке вся пар­тия, и сре­ди них за­клю­чен­ный Бо­рис Ши­ря­ев. И так – каж­дый раз, один-два рас­стре­ла на ме­сте про­сто для то­го, чтобы сло­мить в лю­дях са­му па­мять о том, что еще недав­но они «бы­ли людь­ми».

Те­перь уз­ни­ки зна­ют: от из­ло­мов по­хмель­ной фан­та­зии «вла­стей» за­вит каж­дый их шаг и са­ма жизнь. За «про­ступ­ки», на­при­мер, невы­пол­не­ние «нор­мы вы­ра­бот­ки» – сру­бить и об­те­сать де­сять де­ре­вьев в день – их мо­гут по­ме­стить на всю ночь лю­той зи­мой в быв­шую де­ре­вян­ную го­лу­бят­ню, ли­шив верх­ней одеж­ды… К утру от­ту­да из­вле­ка­ли за­мерз­ший труп… А ле­том «по­ста­вить на ко­ма­ри­ки» – оста­вить без одеж­ды свя­зан­ны­ми в ле­су; за несколь­ко дней гнус бук­валь­но съе­дал че­ло­ве­ка за­жи­во.

Ка­торж­ное на­се­ле­ние Со­лов­ков в пер­вые го­ды их су­ще­ство­ва­ния ко­ле­ба­лось от 15 до 25 ты­сяч. За зи­му ты­сяч семь-во­семь уми­ра­ло от цин­ги, ту­бер­ку­ле­за и ис­то­ще­ния. Во вре­мя сып­но­ти­фоз­ной эпи­де­мии 1926–27 гг. умер­ло боль­ше по­ло­ви­ны за­клю­чен­ных. С от­кры­ти­ем на­ви­га­ции в кон­це мая еже­год­но на­чи­на­ли при­хо­дить по­пол­не­ния, и к но­яб­рю нор­ма преды­ду­ще­го го­да пре­вы­ша­лась. Та­ко­ва бы­ла по­все­днев­ная жизнь лю­дей, по боль­шей ча­сти без ви­ны ока­зав­ших­ся в за­клю­че­нии, со­кры­тая от «но­во­го по­ко­ле­ния со­вет­ских граж­дан».

Му­че­ни­ки

…Они бы­ли раз­ны­ми. Сре­ди со­ло­вец­ких ис­по­вед­ни­ков уже к 1926 г. ока­за­лось 29 ар­хи­ере­ев Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. В ла­гер­ных усло­ви­ях они об­ра­зо­ва­ли цер­ков­ный ор­ган – Со­бор со­ло­вец­ких епи­ско­пов. Иерар­хи и ду­хо­вен­ство пред­став­ля­ли со­бой до­ста­точ­но ор­га­ни­зо­ван­ную груп­пу за­клю­чен­ных, во гла­ве ко­то­рой сто­ял пра­вя­щий епи­скоп Со­ло­вец­кий.

В 1926 г. со­бо­ром был пред­при­нят по­сту­пок огром­но­го му­же­ства: со­став­ле­но об­ра­ще­ние к пра­ви­тель­ству СССР (зна­ме­ни­тое «Со­ло­вец­кое по­сла­ние»), в ко­то­ром от­кры­то бы­ли за­яв­ле­ны фак­ты го­не­ния на Цер­ковь и несов­ме­сти­мо­го с кон­сти­ту­ци­он­ны­ми нор­ма­ми вме­ша­тель­ства во внут­ри­цер­ков­ные де­ла:

«…Под­пи­сав­шие на­сто­я­щее за­яв­ле­ние от­да­ют се­бе пол­ный от­чёт в том, на­сколь­ко за­труд­ни­тель­но уста­нов­ле­ние вза­им­ных бла­го­же­ла­тель­ных от­но­ше­ний меж­ду Цер­ко­вью и го­су­дар­ством в усло­ви­ях те­ку­щей дей­стви­тель­но­сти, и не счи­та­ют воз­мож­ным об этом умол­чать. Бы­ло бы неправ­дой, не от­ве­ча­ю­щей до­сто­ин­ству Церк­ви и при­том бес­цель­ной и ни для ко­го не убе­ди­тель­ной, ес­ли бы они ста­ли утвер­ждать, что меж­ду Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и го­судар­ствен­ной вла­стью Со­вет­ских рес­пуб­лик нет ни­ка­ких рас­хож­де­ний. Но это рас­хож­де­ние со­сто­ит не в том, в чём же­ла­ет его ви­деть по­ли­ти­че­ская по­до­зри­тель­ность и в чём его ука­зы­ва­ет кле­ве­та вра­гов Церк­ви. Цер­ковь не ка­са­ет­ся пе­ре­рас­пре­де­ле­ния бо­гатств или их обоб­ществ­ле­ния, т.к. все­гда при­зна­ва­ла это пра­вом го­су­дар­ства, за дей­ствия ко­то­ро­го не от­вет­ствен­на. <…> Это рас­хож­де­ние ле­жит в непри­ми­ри­мо­сти ре­ли­ги­оз­но­го уче­ния Церк­ви с ма­те­ри­а­лиз­мом, офи­ци­аль­ной фило­со­фи­ей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и ру­ко­во­ди­мо­го ею пра­ви­тель­ства Со­вет­ских рес­пуб­лик.
Ни­ка­ки­ми ком­про­мис­са­ми и уступ­ка­ми, ни­ка­ки­ми ча­стич­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми в сво­ем ве­ро­уче­нии или пе­ре­тол­ко­ва­ни­я­ми его в ду­хе ком­му­низ­ма Цер­ковь не мог­ла бы до­стиг­нуть та­ко­го сбли­же­ния. Жал­кие по­пыт­ки в этом ро­де бы­ли сде­ла­ны об­нов­лен­ца­ми…
Пра­во­слав­ная Цер­ковь ни­ко­гда не станет на этот недо­стой­ный путь и ни­ко­гда не от­ка­жет­ся ни в це­лом, ни в ча­стях от сво­е­го об­ве­ян­но­го свя­ты­ней про­шлых ве­ков ве­ро­уче­ния в уго­ду од­но­му из веч­но сме­ня­ю­щих­ся об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний…».

Ав­то­ры об­ра­ще­ния за­яв­ля­ли о необ­хо­ди­мо­сти прак­ти­че­ско­го во­пло­ще­ния де­кла­ри­ру­е­мо­го вла­стя­ми прин­ци­па раз­де­ле­ния церк­ви и го­су­дар­ства, стро­го­го раз­гра­ни­че­ния их сфер. Дух до­ку­мен­та был непо­ко­ле­би­мым в от­но­ше­нии все­го, что ка­са­ет­ся сво­бо­ды цер­ков­ной. Это бы­ло сви­де­тель­ство прав­ды в узах, под угро­зой пы­ток и физи­че­ско­го уни­что­же­ния…

Мно­гим свя­щен­но­слу­жи­те­лям не суж­де­но бы­ло остать­ся в жи­вых. Смерть не вы­би­ра­ла меж­ду епи­ско­па­ми и при­ход­ски­ми свя­щен­ни­ка­ми. В ста­ци­о­на­ре на Ан­зе­ре, сла­вив­шем­ся осо­бо же­сто­ким об­ра­ще­ни­ем мед­пер­со­на­ла с боль­ны­ми, во вре­мя сып­но­ти­фоз­ной эпи­де­мии скон­чал­ся ар­хи­епи­скоп Петр (Зве­рев), а вла­ды­ку Ила­ри­о­на (Тро­иц­ко­го), быв­ше­го для ты­сяч «со­лов­чан» ду­хов­ной опо­рой, при­ме­ром хри­сти­ан­ско­го бла­го­ду­шия и люб­ви да­же к вра­гам, тиф на­стиг уже при воз­вра­ще­нии из ла­ге­ря.

Рас­стре­лы, бо­лез­ни, го­лод, ис­то­ще­ние… а кто-то по­пал в чис­ло му­че­ни­ков «Се­кир­ки», как пол­тав­ский ба­тюш­ка Ни­ко­дим, о чьем ду­хов­ни­че­ском по­дви­ге сви­де­тель­ство­вал Б. Ши­ря­ев. Ста­рец, ко­то­ро­му ни­кто не при­сы­лал по­сы­лок и пи­сем (воз­мож­но, по­то­му, что неиз­вест­но бы­ло ме­сто его за­клю­че­ния), од­на­ко необ­хо­ди­мый всем ве­ру­ю­щим на Со­лов­ках. Его на ве­рев­ке про­тас­ки­ва­ли в кро­шеч­ные окон­ца ка­мер-кел­лий и про­во­ди­ли под ви­дом ак­те­ра на ре­пе­ти­ции «ХЛАМа», чтобы он мог за крат­кое вре­мя ис­по­ве­до­вать быв­ших про­сти­ту­ток, об­ра­тив­ших­ся к Бо­гу, бла­го­да­ря тер­пе­ли­во­му и крот­ко­му об­ще­нию с ни­ми …фрей­ли­ны трех рус­ских го­су­да­рынь. В од­ну из но­чей о. Ни­ко­дим за­дох­нул­ся или за­мерз, уго­див в ниж­ний ряд «шта­бе­лей».

А сколь­ко ве­ру­ю­щих из чис­ла ми­рян оста­лось ле­жать в брат­ских мо­ги­лах, в то­пях, на скло­нах Ан­зе­ра и у под­но­жья Се­кир­ной Го­ры! Ари­сто­кра­ты, ге­не­ра­лы, уче­ные и кре­стьяне… Сре­ди по­стра­дав­ших на Со­лов­ках был, на­при­мер, про­стой рус­ский му­жик Петр Алек­се­е­вич, ко­то­ро­го од­но­сель­чане-ста­ро­об­ряд­цы за глу­бо­кую ве­ру и пра­вед­ность жиз­ни … вы­бра­ли ца­рем, узнав об убий­стве за­кон­но­го го­су­да­ря Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча Ро­ма­но­ва. Этот мо­гу­чий Петр Алек­се­е­вич и на ост­ро­ве са­мо­от­вер­жен­но «нес бре­мя го­су­да­ре­ва прав­ле­ния»; од­но­го по­яв­ле­ния «на­род­но­го ца­ря» бы­ло до­ста­точ­но, на­при­мер, для то­го, чтобы огол­те­лая ла­гер­ная шпа­на от­сту­пи­ла от сво­их жертв и вер­ну­ла ото­бран­ные ве­щи. Тиф не по­ща­дил и его. Бы­ла сре­ди них и та са­мая 70-лет­няя ста­руш­ка-фрей­ли­на, ко­то­рая пред­ва­ри­ла при­ход о.Ни­ко­ди­ма к сво­им со­сед­кам по ба­ра­ку, сми­рен­но при­ни­мав­шая участь «ка­тор­жан­ки» и до по­след­не­го вздо­ха са­мо­от­вер­жен­но во сла­ву Бо­жию об­лег­чав­шая стра­да­ния боль­ных в сып­но­ти­фоз­ном са­рае-изо­ля­то­ре…

Свя­тые но­во­му­че­ни­ки

Алек­сандр Са­ха­ров, про­то­и­е­рей (†1927)
Алек­сандр Ор­лов, про­то­и­е­рей (†1937)
Алек­сандр (Щу­кин), ар­хи­епи­скоп Се­ми­па­ла­тин­ский (†1937)
Ам­фи­ло­хий (Сквор­цов), епи­скоп Ени­сей­ский (†1937)
Ана­то­лий (Гри­сюк), мит­ро­по­лит Одес­ский и Хер­сон­ский
Ан­то­ний (Пан­ке­ев), епи­скоп Бел­го­род­ский (†1937)
Ар­ка­дий (Осталь­ский), епи­скоп Бе­жец­кий (†1937)
Ва­си­лий (Зе­лен­цов), епи­скоп При­лук­ский (†1930)
Вла­ди­мир (Ло­зи­на-Ло­зин­ский), про­то­и­е­рей (†1937)
Вла­ди­мир Мед­ве­дюк, про­то­и­е­рей (†1937)
Гер­ман (Ря­шен­цев) (†1937)
Да­мас­кин (Цед­рик), епи­скоп Ста­ро­дуб­ский (†1937)
Да­ми­ан (Вос­кре­сен­ский), ар­хи­епи­скоп Кур­ский (†1937)
Ев­ге­ний (Зер­нов), мит­ро­по­лит Ни­же­го­род­ский (†1937)
За­ха­рия (Ло­бов), ар­хи­епи­скоп Во­ро­неж­ский (†1937)
Иг­на­тий (Сад­ков­ский), епи­скоп Ско­пин­ский (†1938)
Ила­ри­он (Тро­иц­кий), ар­хи­епи­скоп Ве­рей­ский (†1929)
Иоанн Ска­дов­ский, свя­щен­ник
Иоанн Стеб­лин-Ка­мен­ский, про­то­и­е­рей (†1930)
Иосаф (Же­ва­х­ов), епи­скоп Мо­гилев­ский (†1937)
Иуве­на­лий (Мас­лов­ский), ар­хи­епи­скоп Ря­зан­ский (†1937)
Ни­ко­лай Вос­тор­гов, про­то­и­е­рей (†1930)
Ни­ко­дим (Ко­но­нов), епи­скоп Бел­го­род­ский (†1918)
Ни­ко­лай (Прав­до­лю­бов), про­то­и­е­рей (†1941)
Они­сим (Пы­ла­ев), епи­скоп Туль­ский (†1937)
Петр (Зве­рев), ар­хи­епи­скоп Во­ро­неж­ский (†1929)
Про­ко­пий (Ти­тов), ар­хи­епи­скоп Хер­сон­ский (†1937)
Се­ра­фим (Са­мой­ло­вич), ар­хи­епи­скоп Уг­лич­ский (†1937)

Свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ки

Ам­вро­сий (По­лян­ский), епи­скоп Ка­ме­нец-По­доль­ский (†1932)
Афа­на­сий (Са­ха­ров), епи­скоп Ков­ров­ский (†1962)
Вик­тор (Ост­ро­ви­дов), епи­скоп Гла­зов­ский (†1934)
Ни­ко­лай (Ле­бе­дев), про­то­и­е­рей (†1933)
Петр Чель­цов, про­то­и­е­рей (†1972)
Ро­ман (Мед­ведь), про­то­и­е­рей (†1937)
Сер­гий (Го­ло­ща­пов), про­то­и­е­рей (†1937)
Сер­гий (Прав­до­лю­бов), про­то­и­е­рей (†1950)

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ки

Ве­ни­а­мин (Ко­но­нов), ар­хи­манд­рит (†1928)
Ин­но­кен­тий (Бе­да), ар­хи­манд­рит (†1928)
Ни­ки­фор (Ку­чин), иеро­мо­нах (†1928)

Пре­по­доб­но­ис­по­вед­ни­ки

Ни­кон (Бе­ля­ев), иеро­мо­нах (†1931)

Му­че­ни­ки

Ан­на Лы­ко­ши­на (†1925)
Ве­ра Сам­со­но­ва (†1940)
Вла­ди­мир Прав­до­лю­бов (†1937)
Сте­фан На­ли­вай­ко (†1945)