задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Православный календарь 15 мая

Святителя Афанасия Великого, Патриарха Александрийского (373). Благоверного и равноапостольного царя Бориса, во святом крещении Михаила (907), Крестителя Болгарии (IX). Благоверных князей Российских, мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба, во святом крещении Романа и Давида (перенесение мощей, 1072 и 1115). Святителя Афанасия, патриарха Константинопольского, Лубенского и Харьковского чудотворца (1654).

Мучеников Еспера и Зои, и чад их Кириака и Феодула (ок. 117-138). Преподобных Иоанна чудотворца; Афанасия Свирского (1 пол. XVI).

Икон Божией Матери Путивльской (1635) и Вутиванской.

 

СВЯТИТЕЛЬ АФАНАСИЙ ВЕЛИКИЙ, АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ

Святой Афанасий родился в Александрии; мать его, подобно Анне, которая привела сына своего Самуила в храм Господень (1 Цар 1, 28), так же привела его к св. Александру, патриарху Александрийскому, и отдала в храм на служение Богу. И он стал при храме проводить свою жизнь, ревностно исполняя заповеди Божии.

В 319 г. патриарх рукоположил его в диакона Александрийской Церкви. Уже в это время святитель Афанасий стал писать сочинения. Будущий святитель видел, что нет у новопришедших в Церковь Христову ревности, нет у них истинного благочестия, многие из них искали славы для себя, пустословили, празднословили и все языческие обычаи, которые были раньше у них, переносили в христианскую жизнь. Объявился некий Арий, который хулил Христа, уничижал Матерь Божию и возмущал народ, уча народ добиваться чести, славы, проникать и в Церковь, достигать священства и даже архиерейства. И многие его слушали и становились последователями этой ереси — арианами. И эта ересь так распространилась, что чуть не захлестнула всю Церковь — великая была брань. В 325 г. святитель Афанасий был на Никейском Соборе, где выступал против Ария.

В 326 г. по смерти патриарха Александра святитель Афанасий был избран на Александрийскою кафедру. Епископом Афанасий объезжал церкви, много выступал, боролся против ариан, писал, обличал их, и восстали против него все неистинные христиане и стали на него клеветать. В то время царствовал Константин Великий (306-337 гг.), он считался покровителем Церкви Христовой. Он хорошо понимал военную стратегию, дипломатию, государственные дела, но дел церковных и проповеди Евангелия не знал, поэтому колебался между арианством и Православием.

Пользуясь добротой и простотой императора, еретики окружили весь его двор, проникли во все должности и стали нашептывать ереси и неправды и вводить расколы. Они обвиняли архиепископа Афанасия, что он плохой человек, что он не слушается царя, взимает налоги отдельно от царской казны и совершает нехорошие дела, что он и чародей, и преступник, и блудник. Император видел великую распрю, вражду, старался водворить мир, но бывали такие времена, что могла открыться война, тогда он предлагал святителю Афанасию на время удалиться куда-нибудь. И большую часть своего долгого правления святитель провел в изгнании, и тогда нередко он пользовался поддержкой монахов, был в дружбе с обоими отцами монашества — святыми преподобными Антонием и Пахомием.

В особенности старались еретики и злые люди обвинить святого Афанасия в том, что он не слушает повелений императора, не обращает внимания на его предписания, не принимая Ария в церковное общение, что он колдун и чародей, сами будучи явными чародеями, и что посредством какой-то мертвой руки, якобы принадлежавшей клирику Арсению, творит чарования. Император повелел провести расследование. Арсений был клириком, чтецом, совершив какой-то проступок, он долго скрывался, а когда молва об этом стала распространяться везде, то у него проявилось чувство правды, справедливости, потому что невиновен был святитель Христов Афанасий, да и сам Арсений совершенно не пострадал, не ему отрубили руку, другого человека где-то нашли судьи-злодеи, хотя многие из них были епископы. Соболезнуя о своем отце и благодетеле и скорбя сердцем о том, что истина беззаконно побеждается ложью, он тайно пришел к самому Афанасию, припадая к его честным ногам. Блаженный Афанасий, радуясь прибытию Арсения, повелел ему до суда никому не показываться.

Между тем злобная ненависть противников Афанасия так возросла, что к одной лжи они приложили еще новую: подкупили одну бесстыдную женщину возвести клевету на святителя Афанасия, что он совершил с нею беззаконие. Когда начался суд, судьи сели на своих местах и клеветники предстали, была введена и эта женщина. С плачем долго жаловалась она на святителя, которого никогда не видала, и даже не знала, каков он по виду. Все слушали в недоумении. А она и не хотела знать благочестия евангельского, радуясь, что много денег ей дали. В то время друг Афанасия пресвитер Тимофей, стоя с ним за дверями и все слыша, возмутился духом и, неожиданно войдя внутрь судилища, с поспешностью стал перед глазами той клеветницы, как будто он был сам Афанасий; он смело обратился к ней: «Я ли совершил над тобою ночью насилие, как ты говоришь?» И она еще с большим бесстыдством, возопила к судьям «Сей, сей человек мой растлитель и злоумышленник против моей чистоты; он…» Судьи рассмеялись, увидев подлость, разыгранную комедию и прогнали ее. Но противники св. Афанасия, хотя и устыдились, но не успокоились и стали обвинять его в убийстве Арсения, показывая какую-то страшную на вид мертвую руку. Святой Афанасий терпеливо слушал их и молчал, потом спросил: «Есть ли среди вас, кто хорошо знал Арсения? Кто из вас может подтвердить действительно ли это его рука?» И поднялись большинство неправедных судей, подскочили и стали утверждать, что действительно это рука Арсения. И тогда, когда они показали свое грязное сердце и коварство свое, святитель отодвинул занавеску, за которой стоял Арсений, вывел его перед собранием и спросил: «А это кто стоит перед вами? Вы сказали, что Арсения нет в живых, это его рука». И все пришли в ужас. «Вот, мужи, и Арсений! — объявил святитель Афанасий. — Вот и руки его, которые совсем не были отсечены! Покажите же и вы своего Арсения, если такого имеете, и поведайте, кому принадлежит отсеченная рука, которая осуждает вас самих, как сделавших это преступление». Но судии продолжали проводить суд, истощая все свои клеветы. И святитель Афанасий, не вынося совершаемой несправедливости, вслух засвидетельствовал всему собору: « Угасла правда, попрана истина, погибло правосудие, исчезло у судей законное расследование и осторожное рассмотрение дел! Разве законно, чтобы желающий оправдаться содержался в узах, а суд всего дела был бы поручен клеветникам и врагам, и чтобы сами оговорщики судили того, на кого клевещут?» Императором святитель был оправдан и послан на свою Александрийскую кафедру.

Когда умер Константин Великий и престолом завладел его второй сын Констанций, то весь двор императорский перешел на сторону ариан. Они стали гнать христиан православных, епископов ссылать, ставить на престолы нечестивых людей, коварных, блудников, еретиков, которые Иисуса Христа не прзнавали за Бога. И пришлось святителю Афанасию бежать в Рим, где три года находился.

Потом Господь рассудил все судом Своим: наказал Ария и еретиков, и нечестивый царь погиб. После него два года царствовал Юлиан Отступник, за ним вступил Иовиниан благочестивый, потом Валент, который, хотя и много зла творил Церкви, но, испугавшись мятежа александрийцев, позволил святителю Афанасию вернуться и безбоязненно управлять Александрийской Церковью. И описывается в житии святителя Афанасия, что последнее время своей жизни он жил в мире и спокойствии, почил о Господе 2 мая 373 г. в возрасте 76 лет.

46 лет святитель Афанасий был епископом города Александрии и много раз изгонялся с кафедры и возвращался обратно, потому что ариане, называющие себя христианами, верующие в Евангелие, искали, придумывали вину, чтобы осудить и предать смерти святителя. А Господь, возвещая Евангелие, не проповедовал убивать врагов своих; эти же злодеи притворно приняли крещение, христианство и веровали без благочестия.

 

ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТЫХ СТРАСТОТЕРПЦЕВ, РОССИЙСКИХ КНЯЗЕЙ БОРИСА И ГЛЕБА, ВО СВЯТОМ КРЕЩЕНИИ РОМАНА И ДАВИДА

Великий князь Киевский Ярослав Мудрый (1019 — 1054) глубоко почитал своих братьев, святых мучеников Бориса (+ 1015; память 24 июля) и Глеба (+ 1015; память 5 сентября). Было известно, что убиенный князь Борис погребен в Вышгороде, близ Киева. Вскоре были найдены святые мощи благоверного князя Глеба на Смядыни, неподалеку от Смоленска, откуда их перевезли по Днепру в Киев. Киевский Митрополит Иоанн I (1008 — 1035) с собором духовенства торжественно встретили нетленные мощи святого страстотерпца и положили в Вышгороде у храма святого Василия Великого, где находились мощи мученика Бориса. Вскоре место погребения прославилось чудотворениями. Тогда мощи святых братьев Бориса и Глеба были извлечены из земли и положены в специально устроенной часовне. 24 июля 1026 года был освящен построенный Ярославом Мудрым пятиглавый храм в честь святых мучеников.

В последующие годы Вышгородский Борисоглебский храм с мощами святых страстотерпцев становится семейным храмом Ярославичей, святилищем их братской любви и совместного служения Родине. Символом их единения стало празднование перенесения мощей Бориса и Глеба 2 мая. История его установления связана с предшествовавшими событиями русской истории. 2 мая 1069 года вошел в Киев великий князь Изяслав, изгнанный с княжения за семь месяцев до этого (в сентябре 1068 года) в результате восстания киевлян. В благодарность за Божие содействие в установлении мира на Русской земле князь построил вместо обветшавшего храма, воздвигнутого в 1026 году, новый, «в верх один». На освящении его присутствовали два митрополита, Георгий Киевский и Неофит Черниговский, с епископами, игуменами и духовенством. Перенесение мощей, в котором участвовали все трое Ярославичей (Изяслав, Святослав, Всеволод), было приурочено ко 2 мая, это число и было утверждено для ежегодного празднования.

Святослав Ярославич, княживший в Киеве в 1073 — 1076 гг., предпринял попытку сделать Борисоглебский храм каменным, но успел довести кладку стен лишь до восьми локтей. Всеволод (+ 1093) достроил церковь, но она в ту же ночь обрушилась.

Почитание святых Бориса и Глеба сильно развилось в эпоху внуков Ярослава, приводя нередко к своеобразному благочестивому соревнованию между ними. Сын Изяслава Святополк (+ 1113) устроил святым серебряные раки, сын Всеволода Владимир Мономах (+ 1125) в 1002 г. тайно, ночью прислал мастеров и оковал серебряные раки листами золота. Но их превзошел сын Святослава Олег (+ 1115), знаменитый «Гориславич», упоминаемый в «Слове о полку Игореве». Он «умыслил воздвигнуть сокрушившуюся каменную (церковь) и, приведя строителей, дал в обилии всего, что нужно». Церковь была готова в 1011 году. Расписав ее, Олег «много понуждал и молил Святополка, чтобы перенести в нее святые мощи». Святополк не хотел, «зане не он создал ту церковь».

Смерть Святополка Изяславича (+ 1113) вызвала в Киеве новый мятеж, который едва умирил Владимир Мономах, ставший в этом году великим князем. Решив скрепить дружбу со Святославичами совместным торжеством перенесения мощей в Олегов храм, он дал знать Олегу и Давыду (+ 1123). «Владимир, собрав сыновей, и Давыд и Олег со своими сыновьями пришли к Вышгороду. И все святители, игумены, черноризцы, поповство сошлось, наполнив весь город и по стенам градским не уместились». Наутро, 2 мая 1115 года, в Неделю жен-мироносиц, начали петь утреню в обеих церквах — старой и новой, началось перенесение мощей. При этом произошло своеобразное разделение: «и повезли на санях сначала Бориса, с ним шли Владимир, митрополит и духовенство». За ним на других санях повезли святого Глеба: «с ним шел Давыд с епископами и духовенством». (Олег ждал всех в церкви.)

Это разделение соблюдалось и в дальнейших поколениях. Святой Борис считался небесным покровителем преимущественно Мономашичей, святой Глеб — преимущественно Ольговичей и Давыдовичей. Доходило до того, что Владимир Мономах в своем «Поучении», говоря о Борисе, не упоминает Глеба, а в роду Ольговичей, наоборот, ни одного княжича не назвали именем Борис.

Вообще же имена Борис и Глеб так же, как Роман и Давид, были излюбленными во многих поколениях русских князей. Братья Олега Гориславича носили имена Роман (+ 1079), Глеб (+ 1078), Давыд (+ 1123), один из сыновей его носил имя Глеб (+ 1138). У Мономаха были сыновья Роман и Глеб, у Юрия Долгорукого — Борис и Глеб, у святого Ростислава Смоленского — Борис и Глеб, у святого Андрея Боголюбского — святой благоверный Глеб (+ 1174), у Всеволода Большое Гнездо — Борис и Глеб. Среди сыновей Всеслава Полоцкого (+ 1101) — полный набор «борисоглебских» имен: Роман, Глеб, Давид, Борис.

Вышгородские святыни были не единственным центром литургического церковного почитания святых страстотерпцев Бориса и Глеба, распространенного по всей Русской земле. Прежде всего, существовали храмы и монастыри в конкретных местностях, связанных с мученическим подвигом святых и их чудесной помощью людям: храм Бориса и Глеба на Дорогожиче, на пути в Вышгород, где святой Борис, по преданию, испустил дух; Борисоглебский монастырь на Тме, близ Твери, где конь Глеба повредил ногу; обители того же имени на Смядыни — на месте убиения Глеба и на реке Тверце, близ Торжка (основан в 1030 г.), где хранилась глава святого Георгия Угрина. Борисоглебские храмы были воздвигнуты на Альте — в память победы Ярослава Мудрого над Святополком Окаянным 24 июля 1019 года, и на Гзени, в Новгороде — на месте победы над волхвом Глеба Святославича.

Ольговичи и Мономашичи состязались в создании великолепных храмов святым мученикам. Сам Олег, кроме Вышгородского храма, воздвиг в 1115 г. Борисоглебский собор в Старой Рязани (почему и епархия называлась позже Борисоглебской). Его брат Давыд строит такой же в Чернигове (в 1120 г.). В 1132 г. Юрий Долгорукий построил церковь Бориса и Глеба в Кидекше на реке Нерли, «где было становище святого Бориса». В 1145 г. святой Ростислав Смоленский «зяложи церковь каменну на Смядыни», в Смоленске. В следующем году возник первый (деревянный) Борисоглебский храм в Новгороде. В 1167 г. на смену деревянному закладывается каменный, оконченный и освященный в 1173 году. Строителем церкви новгородские летописи называют Сотко Сытинича — былинного Садко.

Святые страстотерпцы Борис и Глеб были первыми русскими святыми, канонизованными Русской и Византийской Церквами. Служба им была составлена вскоре после их кончины, составителем ее был святитель Иоанн I, митрополит Киевский (1008 — 1035), что подтверждают записи в Минеях XII века. Свидетельством особого почитания на Руси святых мучеников Бориса и Глеба служат многочисленные списки житий, сказаний о мощах, чудесах и похвальных слов в рукописных и печатных книгах XII — XIX веков.

 

ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ ПУТИВЛЬСКАЯ

Икона Божией Матери Путивльская явилась 2 мая 1635 года в городе Путивле Курской области у бывших Никольских ворот (по некоторым источникам, икона была впервые явлена в 1238 году). Чудотворный образ долгое время находился на городских воротах и прославился многочисленными чудотворениями и знамениями.