задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

На краю Ойкумены

На краю Ойкумены
25.04.2019

Четвертый день Страстной седмицы – мы вспоминаем Тайную вечерю, перед которой Господь Сам омыл ноги Своим ученикам, а также о предательстве Иуды. Страшное, погибельное решение, поступок, который не будет забыт до конца человеческой истории. Что изменилось с тех пор, когда на краю великой Римской империи произошла казнь Того, кто именем этой империи был назван преступником, но являлся Самим Богом? Отличается ли наше общество от того, что было в евангельские времена?

В те дни, когда Господь наш Иисус Христос во плоти ходил по земле, мир был не лучше и не хуже, чем теперь. Просто человеческий род тогда жил по-иному. Долгая, жизнь, скорее была исключением, а не правилом. Но люди всегда задумывались над вопросами: зачем я здесь существую? какова цель моего бытия? Кто-то любил, а кто-то и ненавидел, совсем как сейчас. Древний (для нас) мир никто не называл, естественно, древним, ибо знали ученые мужи о более ранних эпохах.

Ведали мореплаватели, купцы и воины и об отдаленных местах. Если же ничего не могли разведать о неких пустынях, горах или морях, то картографы честно рисовали на необжитых землях изображения чудовищ: грифонов, циклопов или горгулий, свидетельствуя о своем невежестве. А обитаемая территория часто называлась Ойкуменой (в переводе с греческого – «заселенная земля»). По сути, как бы подразумевалось, что ей ограничивалось все то, что человек сумел освоить и покорить. В реальности Ойкумена соответствовала понятию XXI века «цивилизованное сообщество», а где-то бродили варвары, коих-то и людьми не почитали. Да и что уж тут рассуждать, если по античным представлениям и рабу, работающему на своего хозяина, отказывали в праве именоваться человеком. В трактате «О сельском хозяйстве» («Res rusticae») римский энциклопедист Марк Теренций Варрон, например, писал: «Теперь я буду говорить, какими орудиями труда обрабатываются поля… Эти орудия бывают трех видов: немые – повозки, лопаты, плуги; мычащие – быки, и говорящие – рабы». Раб сводился к сохе, тяпке – только он умел еще издавать членораздельные звуки. Ойкумена, оказывается, имела стены и внутри себя самой. Впрочем, и рабы отличались и чванились друг перед другом: городские (философы, поэты и музыканты при патриции) откровенно глумились над теми, кто трудился в сельском хозяйстве.

Античность далека от нас, но невольно и призадумаешься о том, что и не слишком-то отдалена. И в современности проглядывает злобный лик демона кастовости, отказа от человеческого единения и рабского холуйства. Поэтому мы и видим отказ от христианских ценностей и открытое нежелание признавать Голгофу и Пасху…

О, неисчезнувшая древность! Мерный топот калиг римских солдат, покоряющий очередной полис Риму, приближал Голгофу. Вопли поденщика, избиваемого за долги, приближали Голгофу. И верно, неуклонно надвигалось сквозь столетия Воскресение Христово!

«По-гречески суд называется «кризис»: мы сейчас – и в течение всей истории – находимся в состоянии кризиса, то есть суда истории, то есть, в конечном итоге, суда Божиих путей над нами. Каждая эпоха – время крушений и обновлений; и вот все кажущееся – погибнет, все ложное – погибнет. Устоит только целостное, устоит только истинное, устоит только то, что на самом деле есть, а не то, что будто бы существует» (Митрополит Сурожский Антоний. «Страстной Понедельник»).

Господь пришел на землю, когда в Палестине зрел мятеж. Об этом очень хорошо написал в своей работе видный православный богослов митрополит Антоний (Храповицкий) «Иисус Христос и еврейская революция». Впрочем, революция, бунт и восстание не свершаются без определенной подготовки. И слова Христа: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф 5. 17-18) не являются аллегорией или отсылом к прошлому. Спаситель совершенно не зря (Божье и то, что всуе несовместимы!) говорит: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете» (Мф 23. 13). Фарисейство совершило настоящую революцию в умах, фактически заменив живую веру на внешнюю культовость и выхолостив смысл священных обрядов.

Бог спустился к людям, чтобы восстановить, укрепить и создать, но не разрушить. А революции только и могут «до основанья, а затем…». Христос нес народам не мятеж, а Любовь и Преображение. Но Его предали и распяли – именно за это. Жизни Вечной предпочли мечты и сказки революционеров.

Впрочем, как всегда, имелись и другие мотивы: Пилат побоялся рисковать карьерой, а Иуду банально погребло под собою сребролюбие…

Господа распяли на Голгофе, как раба. Крест восстал на краю Ойкумены. Иерусалим для жителей Рима и Александрии – центров могучей империи – являлся лишь глухим городком. Но Пасха поднялась от Иерусалима и Голгофы и охватила все и вся. Христос огненным дождем пролился в души, опаляя нечистоту и грязь. И идолопоклонство рухнуло. А на крови христианских мучеников поднялась и воспарила Церковь. Пасха расширила пределы Ойкумены, сломала их, да и Ойкуменой стала зваться Вселенная. Пасха дала человеку высшую свободу – свободу быть человеком!..

Современный западный мир не ждет Пасхи. Он ее боится. Пышные католические торжества проходят как дань памяти, как триумф маскарада, как повод в очередной раз совершить покупки. А у радикальных протестантов Воскресение Христово действительно отброшено в ушедшие тысячелетия. Крест не чтится. Они страшатся его. Голгофа понимается не в виде источника Обновления, но лишь как пункт казни. Может, потому из протестантизма и вылезли сумрачные призраки потребительского общества?

Но Православие хранит Истину. Русь сама в годы гонений отобразилась в Голгофе. Православие и Русь выносятся на край Ойкумены XXI столетия.

Но только зазвонят колокола, а в храмах запоют: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав» – как Пасха охватывает планету Земля от полюса до полюса, от меридиана до меридиана, от полушария до полушария. И «нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3. 28).

И «…все-все войдите в радость Господа своего! И первые, и последние, примите награду; богатые и бедные, друг с другом ликуйте; воздержные и беспечные, равно почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, возвеселитесь ныне! Трапеза обильна, насладитесь все! Телец упитанный, никто не уходи голодным! Все насладитесь пиром веры, все воспримите богатство благости! Никто не рыдай о своем убожестве, ибо для всех настало Царство! Никто не плачь о своих грехах, потому что из гроба воссияло прощение! Никто не бойся смерти, ибо освободила нас Спасова смерть! Объятый смертью, Он угасил смерть. Сошед во ад, Он пленил ад и огорчил того, кто коснулся Его плоти… Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?!» (Святитель Иоанн Златоуст).

Александр ГОНЧАРОВ,

кафедра журналистики Старооскольского филиала ВГУ

Публикация сайта «Православное Осколье»