задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Мучеников Кодрата, и иже с ним

день памяти 23 марта

Свя­той му­че­ник Ко­драт ро­дил­ся и вос­пи­тал­ся при сле­ду­ю­щих об­сто­я­тель­ствах. Во вре­мя же­сто­ко­го го­не­ния на хри­сти­ан нече­сти­вы­ми ца­ря­ми и кня­зья­ми ис­по­вед­ни­ки Хри­сто­вы под­вер­га­лись ужас­ным му­че­ни­ям и на­силь­ствен­ной смер­ти; по­это­му мно­гие ве­ру­ю­щие, бо­ясь нестер­пи­мых му­че­ний, по­ки­да­ли го­ро­да, жи­ли­ща и иму­ще­ство; убе­гая, они скры­ва­лись в го­рах и пу­сты­нях, чтобы со­хра­нить невре­ди­мой св. ве­ру во Хри­ста, со­гла­ша­ясь луч­ше жить со зве­ря­ми, неже­ли с нече­сти­вы­ми идо­ло­по­клон­ни­ка­ми.

В эти тя­же­лые вре­ме­на бла­го­че­сти­вая жен­щи­на, по име­ни Ру­фи­на, из стра­ха му­че­ний убе­жа­ла из Ко­рин­фа[1] в пу­сты­ню и скры­ва­лась там в непро­хо­ди­мых ме­стах. Во вре­мя бег­ства из го­ро­да Ру­фи­на бы­ла бе­ре­мен­на и, по на­ступ­ле­нии долж­но­го вре­ме­ни, ро­ди­ла в пу­стыне мла­ден­ца му­же­ско­го по­ла и за­тем, про­жив­ши толь­ко несколь­ко дней, скон­ча­лась. Бог, да­ру­ю­щий пи­щу вся­кой пло­ти, от­вер­за­ю­щий Свою ру­ку и на­сы­ща­ю­щий всё жи­вое (Пс.103:27-28), не оста­вил оси­ро­тев­ше­го мла­ден­ца, но явил­ся для него от­цом и ма­те­рью, вос­пи­та­те­лем и кор­миль­цем. По по­ве­ле­нию Все­выш­не­го Бо­га с вы­со­ты спус­ка­лось об­ла­ко и, сте­лясь по зем­ле, ис­то­ча­ло на уста мла­ден­ца слад­кую ро­су. Та­ким об­ра­зом об­ла­ка пи­та­ли мла­ден­ца как бы мо­ло­ком или мё­дом до то­го вре­ме­ни, по­ка он, под­рос­ши, не стал сам пи­тать­ся пу­стын­ны­ми зла­ка­ми. По­доб­но св. Иоан­ну Кре­сти­те­лю, мла­де­нец жил в пу­стыне, охра­ня­е­мый Бо­гом, на­став­ля­е­мый и вра­зум­ля­е­мый к Бо­го­ве­де­нию (Лк.1:80) Ду­хом Свя­тым. Уже в юно­ше­ском воз­расте он был най­ден ве­ру­ю­щи­ми людь­ми; они при­ве­ли его в го­род, где он учил­ся чте­нию книг и усво­ил вра­чеб­ное ис­кус­ство. Но он вра­че­вал бо­лез­ни не столь­ко сво­и­ми по­зна­ни­я­ми, сколь­ко ис­це­лял их дан­ною ему свы­ше бла­го­да­тью. Как с дет­ства при­вык­ший к пу­стын­но­му без­мол­вию, он осо­бен­но ста­рал­ся уда­лять­ся от люд­ской су­е­ты: лю­бя уеди­не­ние, он боль­шую часть сво­ей жиз­ни про­во­дил в го­рах и пу­сты­нях, пре­да­ва­ясь бо­го­мыс­лию. Ко­гда же ра­ди удо­вле­тво­ре­ния нужд он при­хо­дил в го­род, то всем яв­лял неис­чис­ля­е­мые бла­га, вра­чуя бо­лез­ни те­лес­ные и сло­вом Бо­жи­им ис­це­ляя ду­шев­ные неду­ги. Но он не дол­го оста­вал­ся в го­ро­де, спе­ша сно­ва в при­ят­ное для него пу­стын­ное уеди­не­ние, в ко­то­ром и при­бли­зил­ся к ста­ро­сти. Сю­да, в пу­сты­ню, к нему при­хо­ди­ли лю­бив­шие его во Хри­сте, же­лав­шие на­сла­ждать­ся ви­де­ни­ем свя­то­леп­но­го ли­ца его и при­ни­мать на­став­ле­ние от его бо­го­дух­но­вен­ных бе­сед; та­ко­вы бы­ли Ки­при­ан, Ди­о­ни­сий и Анект, Па­вел и Кри­с­кент, ко­то­рые вме­сте с ним и по­стра­да­ли за Хри­ста. Стра­да­ние их про­изо­шли та­ким об­ра­зом. По по­ве­ле­нию нече­сти­во­го рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Де­кия[2], для му­че­ния и убий­ства хри­сти­ан в Ко­ринф при­шел иге­мон Иа­сон. Схва­ты­вая хри­сти­ан, он ввер­гал их в тем­ни­цу. В это вре­мя вме­сте со сво­и­ми бла­жен­ны­ми дру­зья­ми Ки­при­а­ном, Ди­о­ни­си­ем, Анек­том, Пав­лом и Кри­с­кен­том был схва­чен и св. Ко­драт; они бы­ли ввер­же­ны в тем­ни­цу ко мно­гим пре­бы­вав­шим уже там в узах хри­сти­а­нам. Спу­стя неко­то­рое вре­мя, Иа­сон сел на нече­сти­вом су­ди­ли­ще, при­ка­зав вы­ве­сти хри­сти­ан из тем­ни­цы и пред­ста­вить к нему для до­про­са. Сре­ди них ста­рей­шим был св. Ко­драт: как пол­ко­во­дец шел он впе­ре­ди из­бран­но­го во­ин­ства Хри­сто­ва, же­лая без­бо­яз­нен­но от­ве­чать му­чи­те­лю за всех. Му­чи­тель об­ра­тил­ся к свя­то­му с та­ки­ми сло­ва­ми:

— Ко­драт! Что со­де­ла­ло те­бя на­столь­ко безум­ным, что ты же­ла­ешь доб­ро­воль­но пре­дать­ся лю­тым му­че­ни­ям? и на что на­де­ясь, ты без­бо­яз­нен­но вы­би­ра­ешь узы и тем­ни­цу, ли­ша­ясь оте­че­ства и дру­зей? За­чем не по­ви­ну­ешь­ся цар­ским за­ко­нам. чтобы, по­кло­нив­шись бо­гам, на­сла­ждать­ся с на­ми ра­до­стя­ми этой жиз­ни?

— Ни­кто, — от­ве­чал св. Ко­драт, — име­ю­щий здра­вый ра­зум, не от­ре­чет­ся от этой жиз­ни. Но так как эту жизнь да­ро­вал Бог, то необ­хо­ди­мо бо­лее лю­бить Да­ро­вав­ше­го, неже­ли да­ро­ван­ное, вос­сы­лать бла­го­дар­ность ве­ли­ко­му Бла­го­де­те­лю, воз­но­ся Ему хва­лы, ве­дя доб­ро­де­тель­ную жизнь и по­всю­ду рас­ши­ряя сла­ву Его на­ши­ми стра­да­ни­я­ми. Не сле­ду­ет на­столь­ко лю­бить эту крат­ковре­мен­ную жизнь, чтобы из бо­яз­ни по­те­рять ее воз­да­вать идо­лам честь, по­до­ба­ю­щую еди­но­му Бо­гу! Ибо ка­ко­го ино­го Бо­га мо­жем по­чи­тать за ис­тин­но со­вер­шен­но­го, кро­ме обо­га­тив­ше­го нас от на­ча­ла веч­ны­ми да­ра­ми Сво­ей люб­ви? И в этих ве­ли­ких да­рах Ко­го мо­жем по­знать, как не Са­мо­го Хри­ста-Спа­си­те­ля? Да и ко­го же мо­жем по­ис­ти­не на­звать Спа­си­те­лем, как не Иису­са, пре­тер­пев­ше­го за нас му­ки и смерть? И нам, хо­тя­щим быть доб­ро­де­тель­ны­ми, преж­де все­го над­ле­жит пре­тер­петь му­ки за ис­тин­ную ве­ру и бла­го­че­стие и ни в ко­ем слу­чае не от­па­дать от них. Зло на­ме­ре­ние и гре­хов­на мо­лит­ва тех, ко­то­рые стре­мят­ся обо­льстить и со­вра­тить ис­тин­ных рев­ни­те­лей бо­же­ствен­ных та­инств. Каж­до­му необ­хо­ди­мо вы­би­рать луч­шее. Нуж­но за­бо­тить­ся о том, чтобы не спе­шить ид­ти за людь­ми, ко­то­рые но­сят толь­ко об­раз доб­ро­де­те­ли; но сле­ду­ет вни­кать в са­мые де­ла их, — не злы ли они и не при­но­сят ли ве­ли­кий страх по­ги­бе­ли. Знай, что мы, ис­пол­няя за­ве­ты от­цов на­ших, на­прав­ля­ем­ся к то­му, что луч­шее, по­это­му не ста­рай­ся враж­деб­ны­ми нам дей­стви­я­ми убе­дить нас, чтобы мы, укло­нив­шись от сво­е­го пу­ти, оста­ви­ли Хри­ста. Для нас луч­шая со­вет­ни­ца ис­ти­на Бо­жия, а за­ко­ны бла­го­че­стия име­ют ве­ли­кую си­лу убеж­де­ния; со­глас­ные меж­ду со­бою, они со­еди­ня­ют нас с Бо­гом. Возь­ми­те во вни­ма­ние и то еще, что по об­ще­му за­ко­ну при­ро­ды всем необ­хо­ди­мо уме­реть и от это­го за­ко­на ни­кто не мо­жет быть сво­бо­ден. С на­ступ­ле­ни­ем же смерт­но­го ча­са гиб­нут все неспра­вед­ли­вые де­ла и по­мыс­лы че­ло­ве­че­ские, и крат­ковре­мен­ная сла­ва об­ра­ща­ет­ся в прах. На­про­тив, де­ла, по­рож­да­е­мые доб­рою жиз­нью, при­но­сят со­вер­ша­ю­щим их лю­дям веч­ную сла­ву, пе­ре­жи­ва­ю­щую их смерть, Так и мы, твёр­до ре­шив не от­ка­зы­вать­ся от на­ше­го на­ме­ре­ния му­же­ствен­но по­стра­дать за Хри­ста, оста­вим при­мер для тех, ко­то­рые по­же­ла­ют вполне под­ра­жать нам. Ведь пра­во мыс­ля­щие и ве­ру­ю­щие о том толь­ко и ду­ма­ют, чтобы, имея свя­тые при­ме­ры луч­шей жиз­ни, под­ра­жать им и через это пре­успе­вать в со­вер­шен­стве».

На эти сло­ва Иа­сон ска­зал свя­то­му:

— Ко­драт! ес­ли ты по­чи­та­ешь То­го Бо­га, бла­го­де­я­ни­я­ми Ко­то­ро­го на­сла­жда­ешь­ся с са­мой юно­сти, то хо­ро­шо по­сту­па­ешь, ока­зы­ва­ясь бла­го­дар­ным. Но, смот­ри, как бы те­бе, про­по­ве­дуя о Хри­сте — че­ло­ве­ке, не уни­чи­жить есте­ства бо­же­ско­го.

Свя­той Ко­драт от­ве­чал иге­мо­ну:

— Ес­ли ты же­ла­ешь, от­ло­жив­ши гнев и пе­ре­ме­нив­ши ярость на кро­тость, вы­слу­шать ме­ня, то хо­тя и не удоб­но го­во­рить о столь ве­ли­ких пред­ме­тах, к че­му я и сам ма­ло спо­со­бен, всё-та­ки со­об­щу те­бе нечто.

— Из­ло­жи же нам, — пред­ло­жил иге­мон, — по воз­мож­но­сти яс­но ва­ше уче­ние о Хри­сте.

Свя­той Ко­драт от­ве­чал на это:

— На­ча­ло ми­ро­бы­тия Бог по­ло­жил в Сво­ем из­во­ле­нии, со­тво­рил мир Сло­вом и утвер­дил си­лою Св. Ду­ха. Из­во­лив­ший на бы­тие ми­ра есть Отец, со­здав­шее же его Сло­во есть Сын, а утвер­див­шее — Свя­той Дух. Ко­гда был со­здан пре­крас­ный мир, пред­на­зна­чен­ный Твор­цом для опре­де­лен­ной це­ли, Со­зда­тель бла­го­во­лил, чтобы некто на­сла­ждал­ся со­здан­ны­ми Им бла­га­ми и сла­вил Его в бла­го­дар­но­сти. По­се­му он со­здал че­ло­ве­че­ский род, чтобы пе­ре­дать по­след­не­му всё ви­ди­мое. Вду­нув­ши ды­ха­ние жиз­ни в пер­во­го че­ло­ве­ка, Он ввел его в рай — ме­сто неиз­ре­чен­ных сла­до­стей. Че­ло­век, вме­сте с со­тво­рен­ною для него по­мощ­ни­цею, уви­дев­ши мно­го­об­ра­зие пре­крас­ней­ше­го ми­ра, воз­ра­до­вал­ся и по­лу­чил от Бо­га власть на­сла­ждать­ся рай­ски­ми са­да­ми. На­ши пра­ро­ди­те­ли, раз­мыш­ляя о том, с ка­ким ве­ли­ким пред­на­зна­че­ни­ем во­дво­ре­ны они Бо­гом в раю, ре­ши­ли, что им сле­ду­ет до­стой­но бла­го­да­рить Со­зда­те­ля и Бла­го­де­те­ля, и на­ча­ли про­во­дить доб­ро­де­тель­ную жизнь, со­блю­дая уста­нов­лен­ную от Бо­га для них за­по­ведь о не вку­ше­нии от од­но­го де­ре­ва. Но лу­ка­вый обо­льсти­тель диа­вол, по­дви­га­е­мый яро­стью, но­ся лесть на устах и зло­бу внут­ри, из­лил на пра­ро­ди­те­лей весь яд сво­ей зло­бы, же­лая их ли­шить рай­ской жиз­ни: по­губ­ляя честь их, он вло­жил им страст­ное же­ла­ние на­ру­шить за­по­ведь Бо­жию и при­том с их из­во­ле­ния на его лу­ка­вый со­вет. Вслед­ствие се­го слу­чи­лось то, что жив­шие в раю с Бо­гом от­па­ли от бла­го­да­ти Бо­жи­ей и ли­ши­лись рая, бу­дучи из­гна­ны из него. С это­го вре­ме­ни быв­шие рань­ше участ­ни­ка­ми сла­вы Бо­жи­ей, как бы свя­зан­ные уза­ми гре­ха, на­ча­ли бед­ство­вать, слу­жа пу­стым по­же­ла­ни­ям. Но Бог уми­ло­сер­дил­ся над Сво­им со­зда­ни­ем и ми­ло­стив­но при­з­рел на че­ло­ве­че­скую немощь; Он бла­го­во­лил, со­крыв Бо­же­ство вос­при­ня­тою Им пло­тью, прид­ти к нам ока­ян­ным и по­гиб­шим, чтобы осво­бо­дить нас от уз вра­же­ских и по­ра­бо­щен­ных цар­ству смер­ти вы­ве­сти на сво­бо­ду, из­ба­вив от по­ги­бе­ли. По­се­му Он из­во­лил, чтобы Сло­во Его все­лив­шись при кон­чине лет (Гал.4:4) в пре­чи­стой утро­бе Бо­го­ро­ди­цы Де­вы, чрез во­пло­ще­ние об­лек­лось во все­го че­ло­ве­ка. Пре­чи­стая же Де­ва, за­чав­ши от Свя­то­го Ду­ха, ро­ди­ла Бо­га во пло­ти. И, та­ким об­ра­зом, дей­стви­тель­но че­ло­ве­че­ски­ми гла­за­ми был ви­дим во пло­ти Бог, Ко­то­ро­го мы име­ну­ем Хри­стом. И Он явил Се­бя лю­дям как Ис­тин­но­го Бо­га, во­ис­ти­ну об­лек­ше­го­ся от Де­вы во все­го че­ло­ве­ка, вос­став­ше­го про­тив вра­жи­ей си­лы и рас­про­стра­нив­ше­го пре­де­лы Сво­е­го гор­ня­го цар­ства. Он уни­что­жил за­ко­ны смер­ти и, бо­же­ствен­ною си­лою разо­рвал её узы, ра­зо­рил ад, вы­вел из него пра­ро­ди­те­лей со мно­же­ством про­из­шед­ших от них лю­дей и пер­вый, как из­ба­вив­ший все на­ро­ды и стра­ны от по­ги­бе­ли, был на­зван Спа­си­те­лем. От­крыв­ши со­кро­ви­ща Сво­е­го ми­ло­сер­дия, Он по­же­лал, чтобы они бы­ли для всех об­щи­ми. Всех осво­бо­див­ши от со­блаз­на му­чи­тель­ско­го, Он охра­ня­ет Свое на­след­ство сво­бод­ным и невре­ди­мым от по­ги­бе­ли. Ни­что для Него не тай­на: ни на­ча­ло на­ше­го рож­де­ния, ни срок на­шей жиз­ни, ни ко­нец смерт­ный, ни что дру­гое неиз­вест­ное, но всё, что уста­нов­ле­но за­ко­но­по­ло­же­ни­ем От­ца, из­вест­но и яс­но Сы­ну, осу­ществ­ля­ю­ще­му Его во­лю. Он и есть Тот Хри­стос, Ко­то­ро­го мы про­по­ве­ду­ем. Он Тот, Ко­то­рый оза­бо­тил­ся о спа­се­нии ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Все­гда и вез­де Су­щий, Он по­да­ет нам неоску­де­ва­е­мое бо­гат­ство Сво­ей бла­го­сти, неот­луч­но на­хо­дит­ся при слу­жа­щих Ему и по­мо­га­ет им.

Иге­мон, хо­тя и изум­лял­ся ре­чам свя­то­го Ко­дра­та, од­на­ко, не же­лая ве­ро­вать от­кры­ва­е­мой ис­тине, ска­зал:

— Ду­ма­ет­ся мне, Ко­драт, что ты го­во­ришь ложь о вы­со­ких пред­ме­тах, так как ты по­пус­ка­ешь Бо­гу иметь чи­сто че­ло­ве­че­ские свой­ства, утвер­ждая, что Его мог­ла вме­стить утро­ба Де­вы, Ко­то­рая, но­сив­ши во чре­ве, ро­ди­ла Хри­ста. И так ты утвер­жда­ешь, буд­то один Бог был ви­ден на зем­ле но­ся­щим че­ло­ве­че­ское те­ло, а дру­гой Ис­тин­ный Бог на­хо­дил­ся где-то в ином ме­сте.

Свя­той Ко­драт от­ве­чал:

— Нече­сти­вым лю­дям не сле­ду­ет ис­пы­ты­вать тайн бла­го­че­стия, ибо ве­ли­кое де­ло их по­зна­ния не вся­ко­му лег­ко да­ет­ся, да мы и не доз­во­ля­ем неве­ру­ю­щим про­ни­кать в них. Сын Бо­жий доб­ро­воль­но сми­рил Се­бя, сни­зой­дя до об­ра­за ра­ба и, бу­дучи Бо­гом, со­из­во­лил со­де­лать­ся че­ло­ве­ком, чтобы ис­торг­нуть нас от раб­ства диа­во­лу. Ты, как че­ло­век ис­пол­нен­ный неве­рия и без­бо­жия, не мо­жешь по­нять это­го; но знай, что ты не от­торг­нешь нас от Хри­ста ни ко­вар­ною хит­ро­стью, ни ярост­ны­ми угро­за­ми.

То­гда иге­мон при­ка­зал вер­но­го ра­ба Хри­сто­ва, об­на­жив­ши, бить без со­жа­ле­ние пал­кою, что неми­ло­сер­дые па­ла­чи ис­пол­ня­ли с же­сто­ко­стью. Свя­той же му­че­ник му­же­ствен­но пе­ре­но­сил по­бои и во вре­мя их го­во­рил му­чи­те­лю:

— Раз­ве ты не зна­ешь, иге­мон, что все вы­нуж­да­е­мое си­лою про­тив­но сво­бо­де и не го­дит­ся для убеж­де­ния? Убеж­да­ю­щий та­ким пу­тем по­ка­зы­ва­ет се­бя на­силь­ни­ком, а со­ве­ту­ю­щий и уве­ще­ва­ю­щий яв­ля­ет­ся крот­ким и че­ло­ве­ко­лю­би­вым. По­это­му и ты, скло­няя нас му­че­ни­я­ми к по­кло­не­нию идо­лам, не на­дей­ся на­си­ли­ем при­влечь к сво­е­му нече­стию, чтобы мы из-за стра­ха от­верг­лись бла­го­че­стия. Про­ник­ну­тые лю­бо­вью ко Хри­сту, мы не об­ра­ща­ем вни­ма­ние как на льсти­вые лас­ки, так и на му­ки, ко­то­рые ты мо­жешь изоб­ре­сти; все скор­би и бо­лез­ни Хри­стос об­лег­ча­ет на­деж­дою воз­да­я­ния, укреп­ля­ет в том, чтобы не по­ви­но­вать­ся про­тив­ни­ку, и де­ла­ет нас непо­бе­ди­мы­ми и стой­ки­ми в по­дви­ге стра­да­ния.

Еще бо­лее раз­гне­ван­ный эти­ми сло­ва­ми, му­чи­тель при­ка­зал по­ве­сить свя­то­го вниз го­ло­вою, стро­гать те­ло его же­лез­ны­ми ног­тя­ми, и опа­лять стра­сто­терп­ца, раз­вед­ши под ним огонь. Но он, пе­ре­но­ся все с доб­ле­стью, оста­вал­ся непо­ко­ле­би­мым.

Вслед за сим иге­мон об­ра­тил­ся с лест­ны­ми сло­ва­ми к свя­то­му Ки­при­а­ну, пы­та­ясь скло­нить его к еди­но­мыс­лию с со­бою. Но свя­той Ки­при­ан, хо­тя и был еще мо­лод, тем не ме­нее без­бо­яз­нен­но го­то­вил се­бя к му­че­ни­ям. Свя­той же Ко­драт го­во­рил ему и дру­гим, вме­сте с ним го­то­вив­шим­ся на му­че­ния и уже сни­мав­шим одеж­ды:

— О, дру­ги и спо­движ­ни­ки мои! По­мыс­ли­те о том, сколь мно­го благ уго­то­ва­но вам от Гос­по­да: за бла­го­че­стие — по­чёт, за му­че­ни­че­ство — про­слав­ле­ние, и в осо­бен­но­сти не за­бы­вай­те, что вы де­ла­е­тесь до­стой­ны­ми ми­ло­сти Иису­са Хри­ста, Ко­то­рый ско­ро явит вам свы­ше Свою по­мощь. Итак ныне над­ле­жит нам по­ка­зать непо­ко­ле­би­мую ве­ру во Хри­ста Бо­га. Ныне на­ста­ло вре­мя по­дви­га, а по­то­му ис­пол­ни­те без ко­ле­ба­ний за­кон люб­ви,— по­ла­гая ду­шу свою за То­го, Ко­го вы лю­би­те. Вы долж­ны по­ка­зать се­бя при­ме­ром для всех же­ла­ю­щих спо­до­бить­ся стра­даль­че­ско­го по­дви­га за Хри­ста. По­слу­жи­те креп­ким тер­пе­ни­ем ва­шим на удив­ле­ние всем взи­ра­ю­щим на вас. Ныне по­зна­ет­ся дей­стви­тель­ное раз­ли­чие меж­ду доб­ры­ми и злы­ми. Ныне долж­но осо­бен­но за­бо­тить­ся о со­блю­де­нии бла­го­че­стия, чтобы не яви­лось раз­но­гла­сия в ве­ре, — дер­жи­тесь еди­ной ве­ры и еди­но­го ис­по­ве­да­ния, ибо ско­ро пред­ста­не­те к Бо­гу на Страш­ный Суд. Не укло­няй­тесь с пу­ти доб­ро­де­те­ли, как вско­ре име­ю­щие пе­рей­ти ко Хри­сту, окон­чив свое те­че­ние. Ис­по­ве­дуй­те доб­рым серд­цем Доб­ро­го Бо­га; не ща­ди­те цве­та ва­шей юно­сти, на­ме­ре­ва­ясь ско­ро уже пе­рей­ти к неста­ре­ю­щей жиз­ни. По­мыш­ляй­те, что ко­нец при две­рях (Мф.24:33) и что, бу­дучи юны­ми, вы лег­че, — как име­ю­щие те­лес­ную кре­пость, — мо­же­те пре­тер­петь му­че­ния за Хри­ста Бо­га. Итак сме­ло пре­дай­те се­бя на му­че­ния и му­же­ствен­но пе­ре­не­си­те их: по­бе­див­ши вра­га, вы по­лу­чи­те про­слав­ле­ние от Гос­по­да и бу­де­те при­чис­ле­ны на небе к ли­ку свя­тых му­че­ни­ков.

Эти ре­чи свя­то­го Ко­дра­та, об­ра­щен­ные к дру­жине, ис­пол­ни­ли му­чи­те­ля яро­сти: тот­час он при­ка­зал свя­то­го Ки­при­а­на, об­на­жен­но­го и по­ве­шен­но­го по­доб­но Ко­дра­ту, бить, стро­гать и па­лить ог­нем. За ни­ми он тем же му­че­ни­ям под­верг Ди­о­ни­сия, Анек­та, Пав­ла и, на­ко­нец, Кри­с­кен­та. Бу­дучи по­срам­лен и по­беж­ден ими, му­чи­тель осу­дил их сна­ча­ла на рас­тер­за­ние зве­рям. Ко­гда же зве­ри не кос­ну­лись свя­тых му­че­ни­ков, он осу­дил их на усе­че­ние ме­чем, при­ка­зав пер­во­на­чаль­но во­ло­чить их по го­ро­ду за но­ги. Ко­гда это про­ис­хо­ди­ло, бес­чис­лен­ная тол­па на­ро­да, в осо­бен­но­сти же де­ти, би­ли свя­тых пал­ка­ми и ка­ме­нья­ми, по­ка они не бы­ли вы­во­ло­че­ны за го­род на ме­сто, пред­на­зна­чен­ное для смерт­ной каз­ни. Здесь свя­тые, ис­про­сив­ши для се­бя немно­го вре­ме­ни, по­мо­ли­лись с усер­ди­ем ко Гос­по­ду, за­тем пре­кло­ни­ли под меч свои чест­ные гла­вы и бы­ли усе­че­ны в де­ся­тый день ме­ся­ца мар­та. На том ме­сте, где зем­ля обаг­ри­лась чест­ною кро­вью свя­тых му­че­ни­ков, по­явил­ся чи­стой ис­точ­ник во­ды для на­по­ми­на­ния Ко­рин­фу о стра­да­нии свя­тых. По­сле уби­е­ния ше­сте­рых му­че­ни­ков — Ко­дра­та, Ки­при­а­на, Ди­о­ни­сия, Анек­та, Пав­да и Ери­с­кен­та, бы­ли му­чи­мы и за­губ­ле­ны раз­лич­но и про­чие за­хва­чен­ные хри­сти­ане. Ди­о­ни­сий дру­гой был за­ко­лот но­жом, а Вик­то­рин, Вик­тор и Ни­ки­фор (по­сле то­го как пре­ем­ни­ком иге­мо­на Иа­со­на сде­лал­ся уже Тер­тий) бы­ли по­ло­же­ны в ка­мен­ную сту­пу и в ней ис­тол­чё­ны. Клав­дий скон­чал­ся по­сле от­се­че­ния рук и ног; Ди­о­дор сам бро­сил­ся в при­го­тов­лен­ный для него ко­стёр и в нем, как в свет­лом чер­то­ге, с ми­ром по­чил. Се­ра­пи­о­ну бы­ла усе­че­на гла­ва, Па­пий был ввер­жен в мо­ре. Так­же и Лео­нид, пре­тер­пев страш­ные и мно­го­чис­лен­ные му­ки от иге­мо­на Ве­ну­ста, сме­нив­ше­го Тер­тия, был по­топ­лен в мо­ре.

На му­ки за Хри­ста ре­ша­лись и свя­тые же­ны, под­ра­жая свя­то­му Ко­дра­ту и со­хра­няя в сво­их серд­цах его на­став­ле­ние, Хо­рисса, Ну­не­рие, Ва­си­лис­са, Ни­ка, Га­ли, Га­ли­на, Фе­о­до­ра и мно­гие дру­гие жен­щи­ны, а так­же и муж­чи­ны. Од­ни из них пе­ре­се­ли­лись ко Гос­по­ду, бу­дучи усе­че­ны ме­чом, дру­гие — бу­дучи по­топ­ле­ны в во­дах или уби­ты ины­ми му­че­ни­я­ми. Все они вме­сте с во­ждем и учи­те­лем сво­им свя­тым Ко­дра­том при­чте­ны к ли­ку му­че­ни­ков, при­няв по­бед­ные вен­цы из дес­ни­цы Хри­ста Бо­га, Ко­то­ро­му сла­ва с От­цом и Свя­тым Ду­хом во ве­ки. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Ко­ринф — глав­ный го­род Аха­ии, про­све­щен­ный Апо­сто­лом Пав­лом.

[2] Им­пе­ра­тор Де­кий управ­лял рим­скою им­пе­ри­ею с 249 по 251 г. Он был од­ним из же­сто­чай­ших го­ни­те­лей хри­сти­ан.