задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Богородичная икона «Отрада и Утешение»

Широко почитаемая во всём христианском мире богородичная икона «Отрада и Утешение» уже много веков хранится на святой горе Афон в храме Ватопедского монастыря. С историей основания этой обители как и с написанием самого образа Пресвятой Богородицы связаны предания пережившие несколько исторических эпох и наполненные непередаваемым ощущением минувших столетий.

Одно из преданий которое можно услышать из уст насельников монастыря рассказывает о том откуда пошло его столь необычное название. Оно отсылает слушателей к концу IV века когда юный царевич Аркадий ─ сын последнего правителя Римской империи Феодосия Великого ─ отправился в морское путешествие на святую гору Афон чтобы поклониться местам ставшим земным Уделом Пресвятой Богородицы. На всём протяжении пути погода была превосходная и ничто не предвещало беды как вдруг небо потемнело и разразилась страшная буря. Произошло это столь неожиданно что придворные не успели увести отрока с палубы и укрыть его в нижних помещениях корабля. В результате ударом накатившей волны он был смыт за борт и скрылся в морской пучине. Происшедшее повергло в ужас всех находившихся в тот момент на судне поскольку они понимали что на них неизбежно обрушится гнев императора. Кроме того все искренне скорбели о юном царевиче которого уже не надеялись увидеть живым. Тем не менее лишь только буря утихла путешественники причалили к берегу вдоль которого пролегал их путь и тщательно осмотрели покрывавшие его заросли в надежде найти хотя бы тело отрока выброшенное волнами. Какова же была их радость когда они обнаружили Аркадия не только живым но и абсолютно невредимым! Он мирно спал под одним из кустов. Как рассказывал потом отрок оказавшись на краю гибели он сохранил присутствие духа и молитвенно воззвал ко Пресвятой Богородице прося Её заступничества. Вопль исходивший из детских уст был услышан и в тот же миг неведомая сила подхватила Аркадия и пронеся сквозь бурю и мрак опустила на морской берег где утомлённый пережитыми волнениями он уснул под кустом.