задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
Липецкая и Задонская епархия Московский Патриархат

Беседа со схимонахом Максимом

Схимонах Максим (справа)

Война и мир схимонаха Максима

18.06.2010 «Молодежный вестник». Сергей Ракитин
// Лица

 

Схимонах Максим

Солдат. Муж и отец. Насельник мужского монастыря. Это все о схимонахе Максиме, который без малого двадцать лет несет послушание в Задонской обители. При постриге в схиму монах дает обет отречения от мира и всего мирского.

А мне так хотелось поговорить о войне. Поэтому надежд на встречу со схимником было мало. Монахи, как известно, любят уединение. Постоянная молитва – вот их основное занятие. Но он согласился на интервью. Черная мантия, посох, на голове островерхий капюшон, по-монашески куколь. Дуновением ветра сносит головной убор, и я замечаю удивительные глаза этого глубокого старца. Они светятся чистотой и любовью. Совсем как у младенца!

– Сколько же вам лет, отче? – задаю я не очень умный вопрос.

Старец смотрит на меня с улыбкой.

– Мне уже тысячу лет…

…Он родился в ноябре 1919 года в селе Долгуша, что в тридцати километрах от Задонска. Отец Михаила Кузьмина пахал землю, мать растила детей, которых было пятеро. Он жил, как и все его сверстники: учился в школе, трудился в колхозе, ходил на вечерки. Первое серьезное волнение испытал в двадцать лет. Получил повестку – пришла пора служить в Красной Армии. Расставание с отчим домом закончилось родительским благословением. Перекрестив сына, мать вручила молитву «Живые помощи» со словами:

– Береги их и вернешься домой живым и здоровым.

Семь лет рядовой Михаил Кузьмин служил в армии. И не было дня, чтобы он не вспомнил завет матери. Доставал из кармана и читал: «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое. Бог мой, и уповаю на Него…». К счастью, никто ни разу не застал солдата за молитвой. Времена-то были суровые. За одно только крестное знамение можно было сменить гимнастерку на арестантскую робу…

Полтора года на Дальнем Востоке пролетели незаметно. До демобилизации оставалось всего шесть месяцев. Но тут объявили: «Война!»

До августа 41-го его воинская часть охраняла рубежи на Дальнем Востоке. Все были уверены, что вслед за Германией войну против СССР развяжет Япония. Сателлит струсил, не решился напасть, и Кузьмина с товарищами перебросили на Запад. Сразу – в самое пекло. Сталинград… Курская дуга…

– Страшно было?

– Да нет. Старались крепиться… Гитлер – это сатана. Думал нас взять за два месяца, но с нами Бог, поэтому мы и победили.

Он всю войну был для врага только мишенью. Потому что служил в автобате, возил на передовую снаряды. Оттуда доставлял раненых бойцов. Передряг, когда жизнь висела на волоске, было не счесть. Уже не вспомнить, сколько пришлось сменить грузовиков за лихолетье войны. В памяти остались только модели – советские «ЗИСы», американские «форды», «шевроле», «студебеккеры».

– Жив остался, потому что Господь меня хранил, – говорит схимонах Максим. – Кабина вся в дырах от осколков, стекла выбиты, а у меня за всю войну ни царапины!

Победу он встречал в Праге. Но в родную Долгушу вернулся только в 46-м – первым парнем. На гимнастерке – боевые награды. Самые дорогие – медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Сугубо сельский человек, он не мыслил себя вне деревенской жизни, которая после войны была не сахар.

Подошло время, и он женился, стал отцом троих детей. Всю трудовую жизнь крутил «баранку».

В Задонский монастырь пришел уже немолодым человеком, 18 лет назад. В 1995 году его торжественно постригли в схиму с именем Максим…

– Отче, как жить молодому человеку в современном мире? – интересуюсь напоследок.

– Будьте смиренны и терпеливы. И Бог не оставит вас…

Молодежный вестник, 2010 г.