Задонский рождество-богородицкий мужской монастырь

Беседа 2. Св. Тихон и наш монастырь

Св. Тихон Задонский и наш монастырь

Как мы уже говорили, Господь проявил великую заботу о землях вдоль верхнего Дона. Эта забота выразилась в возникновении в этих местах Задонского мужского монастыря, оплота духовности. Через святую жизнь насельников монастыря нравственно дикий, грубый, непокорный край Дона должен был согреться Евангельской любовью, научиться смирению, послушанию, благородству, жертвенности, созиданию человеческого братства. Если монах в своем жертвенном служении должен быть духовным подобием Христа, то монашеская община должна стать в идеале подобием Святой Троицы. В такой общине каждый живет не для себя, не своей жизнью, а жертвенно служит каждому и всем, любит всех, молится за всех. Не случайно в XVII-XVIII веках именно казаки войска Донского особенно любили посещать Задонскую обитель, учась служить Отечеству, приобретая Отечество, из своевольных людей превращаясь в служителей Бога и Родины[i].
Однако сами монашествующие вступают в монастырское братство из обычной мирской жизни и несут сюда свои духовные болезни, различные недостатки, греховные склонности. Монастырь есть духовная врачебница, больница. Как в больницу приходят лечиться от физического недомогания, так в монастырь приходят исцеляться от пороков души. Поэтому из духовно нездорового общества и монастыри пополняются нравственно несовершенными людьми. И человек, зачастую, лишь проживя в монастыре длительное время, очищается, просветляется и становится способным служить примером для приходящих в монастырь мирян.
Вот почему не всегда в монастырях мы видим образцовых иноков, молитвенников, послушников, тружеников. Часто мы обращаем внимание на нестроения, недостатки монастырской жизни, забывая о том, что монастырь – духовная больница и не может состоять только из людей образцового поведения.
Так и братия Задонского Богородицкого монастыря медленно, не без трудностей, училась жить по заповедям Христа. История XVIII века сохранила сведения о конфликтах настоятелей монастыря с монастырскими крестьянами, о некоторых значительных нравственных недостатках самих настоятелей[ii]. Но это не значит, что духовная жизнь монастыря замерла. Сокровенная молитва монахов за мир, их внутренняя борьба за чистоту своего сердца с дьяволом и страстями никогда не выставлялись напоказ.
Во всяком случае, Господь с любовью заботился о Задонской обители и вот архимандриту Васонофию (управлял в 1750-63гг.) было некое откровение, сохраненное в преданиях монастыря. Этот настоятель «с лишком месяц в великой был болезни; наконец трое суток сидел в креслах, едва дыхание испущал», в это время ему было особое видение и таинственный голос возвестил: «Сие место прславится некиим угодником Моим»[iii]. Нет сомнения, что речь в этом предсказании шла о святителе Тихоне Задонском, который вскоре (1769 год) найдет последнее земное пристанище в стенах Задонского монастыря.
Чтобы вырастить прекрасный цветок в условиях сурового климата, необходимо создать для него теплицу. Окрепнув же, растение сможет жить и в открытой почве. Монастырь и есть теплица, где душа человека может в особых условиях постепенно преодолеть свои недостатки и приобрести необыкновенную внутреннюю красоту, чтобы делиться ей потом со всеми людьми. Так и Господь Бог привел св. Тихона в Задонскую обитель, чтобы здесь возвысить его до величайших высот святости. Поэтому и дьявол, враг всякого добра, постарался с самого начала изгнать святителя из монастырского прибежища. Когда здоровье епископа поправилось, его стали смущать помыслы, что он незаслуженно получает пенсию, что в замкнутом мире монастыря он не приносит пользы людям. Праведник чрезвычайно скорбел и напряженно молился, не зная как поступить. И вот воля Божия открылась, уважаемый всеми старец Аарон строго сказал келейнику святителя: «Матерь Божия не велит ему (Тихону) выезжать». Тогда святитель решился остаться. Матерь Божия вновь позаботилась об этом крае, чтобы отсюда засияла любовь великого святого всему миру[iv].
Удивительна многогранность личности святителя Тихона. Он близок людям самых разных сословий, званий и состояний.
Близок он всем беднякам, ибо в детстве сам был бедняком. Близок он сиротам, ибо в четырнадцать лет стал сиротой. Близок всем учащимся, ибо сам был учеником. Был он добрым братом, дядей и дедушкой, потому что заботился всю жизнь о своих братьях, сестрах, племянниках, двоюродных внуках. И для учителей, воспитателей, директоров школ, ректоров высших учебных заведений он – покровитель, так как сам был учителем, затем –ректором семинарии. Был он крупным руководителем, когда управлял огромной Воронежской Епархией, и способен понять сложные проблемы всякого руководителя. Строил он храмы и богадельни и близко к сердцу принимает нужды строителей.
Великим страдальцем, мучеником был святой Тихон, беды, болезни, унижения преследовали его всю жизнь, любое горе людское находит и сейчас в нем горячее участие. В лице Задонского праведника мы имеем и духовного борца с грехом, великого аскета, слезного молитвенника за весь мир, боговидца, еще при жизни многократно видевшего Свет Божественный, сиявшего этим Светом видимо при свидетелях этой Тайны. Всякий монах для святителя Тихона – родня. Для многих стал наш святой мудрым, опытным духовным наставником, прозорливым старцем, зрящим сердца, указующим путь жизни по воле Господней. Купцы, военные, помещики, простолюдины, дети, юноши – все пользовались его сердечными наставлениями и любовью. Главное, имел Задонский праведник огромное сердце, в которое вмещал всех людей на земле, даже врагов своих и безбожников, еретиков, раскольников, иноверцев – всем он желал прощения от Бога и спасения, за всех слезно молился. Стал святой Тихон утешителем всех скорбящих, кормильцем голодных, покровителем нищих, больных, заключенных, путников, сирот, вдовиц, умирающих. Стал он спасителем неправедно осужденных, должников, погорельцев, помощником девушек-бесприданниц, умиротворителем враждующих, защитником обиженных. Недаром иногда называют святителя Тихона Задонским Николаем Чудотворцем. Оба этих духовно-родственных святых в милосердии уподобились Самому Богочеловеку Иисусу Христу. Любил святитель и природу, все живое, и сам для своей старенькой лошадки косил траву. И неживая природа освящалась его любовью и молитвой – несколько лесных источников он трудолюбиво благоустроил и молитвенно освятил, вблизи некоторых из них возникли потом монастыри. А еще подвижник Задонский был величайшим проповедником и духовным писателем, воистину Златоустом Российским, великим учителем нравственности. Широта и глубина его мысли удивляют, даже в творениях западных неправославных авторов он находил крупицы добра и правды, и использовал их в своих сочинениях, наполняя православным духом. Вероятно, обладал он даром высокой созерцательной молитвы и нередко диктовал свои сочинения в состоянии духовного озарения.
Каждый человек может найти в святителе Тихоне что-то близкое, созвучное, родное, настолько полно отразил в себе Задонский святой все самые лучшие человеческие качества, настолько глубоко уподобился совершенному Человеку – Богочеловеку Христу. В нем истинная человечность проявилась во всей своей многогранной красоте. Федор Михайлович Достоевский свидетельствовал о себе, что «давно с восторгом принял в свое сердце» образ святого Тихона Задонского и именно в его личности увидел образец прекрасного человека[v]. «Почем мы знаем, - писал Достоевский, - может быть, именно Тихон-то и составляет наш русский положительный тип, который ищет наша литература, а не Лаврецкий, не Чичиков, не Рахметов и прочие»[vi]. Близок святитель Задонский для русской интеллигенции, так как не только своими бессмертными сочинениями, но всей своей жизнью дает нам ответ на главный вопрос о смысле нашего бытия, о подлинной духовной красоте.
Свидетельства очевидцев о жизни праведника Задонского отличаются полной правдивостью. Например, мы узнаём, что от природы святитель Тихон имел вспыльчивый и раздражительный характер, но постепенно в нелегкой борьбе с собой преодолел этот недостаток и сердце его стало необыкновенно нежным, смиренным, всегда полным любви ко всем окружающим, даже к обидчикам. Знать эту правду так важно для нас. Святыми не рождаются, а становятся через борьбу, успех в которой достигается далеко не сразу. Значит не должны мы грешные унывать, и мы можем победить свой эгоизм и приблизиться ко Христу.
Своей любовью Божий человек Тихон побеждал и недостатки, гордыню, злобу, зависть, непонимание, неверие, леность, лукавство и невежество окружающего общества. Даже настоятель и монашествующие Задонского монастыря, где святитель прожил последние четырнадцать лет своей жизни, не понимали его кипучей доброй деятельности, относились к нему зачастую недоброжелательно, а порой и враждебно. Но его смирение и доброта обезоруживали обидчиков, делали нередко врагов друзьями. После же кончины святого его ученики и друзья схимонах Митрофан, инок Никандр Бехтеев, иеросхимонах Агапит (тогда еще иеромонах Аввакум) испытали настоящее преследование от монастырской братии. Здесь проявилось, вероятно, однобокое, искаженное понимание монашества как исключительно замкнутого и строго регламентированного образа жизни. Было забыто, что замкнутость и внешние правила лишь первая ступень монашества, лишь средства позволяющие монаху сосредоточиться на борьбе с пороками своего сердца. На второй своей ступени монашество становится открытым для общения со всеми людьми: очистив свое сердце и наполнив его любовью Духа Святого в монашеской общине, монах не может утаивать в себе этот Свет Любви. Он, как из полной чаши, изливает сердечный дар любви и мудрости на всех приходящих к нему за советом, утешением, помощью. Это явление нашло свое яркое выражение в чуде старчества.
До святителя Тихона монастыри придонья не выдвинули сколько-нибудь значительных подвижников, их насельники не смогли существенно возвыситься над общим достаточно низким духовным уровнем местного населения. Монашеская жизнь не поднялась выше первой ступени обычного уставного замкнутого быта, поэтому иночество весьма мало могло влиять на улучшение народных нравов.
«С именем Св. Тихона не только в жизни местного, придонского, но и всего вообще русского монашества, соединяется нарождение особого направления. Св. Тихон и его друзья явились в монастыре представителями старчества. Они стали, так сказать, на рубеже между миром и монастырем, поставивши и свои кельи на границе монастырской усадьбы, один (Св. Тихон) у выхода из монастыря, а другой (схим. Митрофан) за монастырской стеной. И сами, переживши и преодолевши монастырский искус, они возвысились до того состояния, когда нравственная сила неудержимо переливается в души простолюдинов, алчущих и жаждущих правды»[vii].
С гонением, воздвигнутым монастырскими властями на друзей и учеников святителя Тихона, старческое направление в Задонском монастыре, казалось, замерло лет на двадцать. Однако это направление уже успело пустить глубокие корни. Люди, приходившие в обитель, привыкли греться в лучах любви Задонских старцев, находить здесь не только продолжительное богослужение, но совет, утешение, молитвенную и даже материальную помощь. Многие стремились подражать Задонским праведникам в их молитвенных подвигах и служении милосердия, к этому возбуждала их и память о подвигах св. Тихона. Так изначально грубое, невежественное, своенравное население придонья все более проникалось истинно христианским духом жертвенного служения Богу и ближним.
Скрытая закваска, заложенная в толще народной молитвой, примером, наставлениями, добрыми делами святителя Тихона вскоре проявилась в мощном всплеске аскетизма, старчества, подвига милосердия в придонье. Это произошло в первой трети XIX столетия.

[i] Геронтий, иеромонах. Историко – статистическое описание Задонского Богородицкого монастыря. С. 26,27.
[ii] Клоков, Морев, Найденов С. 128-130.
[iii] Там же С. 129, 130.
[iv] Иоанн Маслов Св. Тихон С.77.
[v] Мочульский С. 212.
[vi] Цит. по: Берри Томас С. 106.
[vii] Монашество на Дону С. 79, 158.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru