Задонский рождество-богородицкий мужской монастырь
  • Архив

    «   Сентябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

Молитва схиархимандрита Виталия

На защиту дома
Да благословит нас и сохранит Всемогущий Милосердный Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой. О! Сладчайший Иисусе Христе, Всемогущий Царю Неба и земли, Сыне Давидов, Иисусе Назорее, нас ради распятый на Кресте, смилуйся над этим (нашим) домом, храни (нас) живущих в нем: Да будет Твое благословение, Господи, сопутствовать им (нам) везде; да освятит Дух Святый мысли и сердца их (наши). Всемогущество Божие везде, во всяком месте! Все, что находиться в этом доме, кто к ним (нам) входит и кто выходит от них (нас), да благословит Пресвятая Троица и сохранит от всякого зла, чтобы ничто нечистое не приблизилось к ним (нам). Имя Господа Иисуса Христа с девятью чинами Ангелов да будет в сем доме и дает ему свой покой. Да покроет его Своим Материнским Покровом Пресвятая Дева Мария: да охраняют его святые Апостолы: благополучие его да утвердят и укрепят Святые Христовы: благополучие его да да утвердят и укрепят Его Святые Евангелисты. Крест Господа нашего Иисуса Христа да будет кровлей ему; гвозди Господа нашего Иисуса Христа да будут ему защитой; венец Господа нашего Иисуса Христа да будет его покровом. Пресвятая Дева Мария, Святый праведный Иосиф и все святые, Ангелы Хранители умолите Господа Иисуса Христа, Единого от Святыя Троицы, да сохранит сей дом от грома, молнии, огня, града, наводнения, от нападения злых людей, нужды, неверия, ереси, войны и всякого нечестия, грозящего душе и телу: в чем да поможет нам славимый во Святей Троице Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. Аминь.

Дополнение к беседе 4. Иконы митрополита Никона

Иконы митрополита Никона
К достопримечательностям Владимирского собора относятся и три иконы, написанные в первой половине девяностых годов наместником монастыря архимандритом Никоном (Васиным), ныне правящим архиереем Липецкой и Задонской епархии. Это икона Матери Божией «Взыскание погибших», расположенная на опорном столбе свода напротив раки с мощами святителя Тихона Задонского, и иконы Матери Божией «Неупиваемая Чаша» и «Почаевская», лежащие на аналоях у южной стены храма, недалеко от южного бокового храмового входа (правая сторона храма). Благословение на иконописное творчество Владыка Никон получил от своего духовного отца схиархимандрита Виталия (Сидоренко) – известного молитвенника, любвеобильного старца, продолжателя славной традиции Глинского старчества. По благословению старца Виталия игумен Никон сам расписал храм Покрова Матери Божией в селе Павловка Добринского района Липецкой области, где он был настоятелем в 1976-91 годах. В Задонском монастыре уже в сане архимандрита отец Никон прославил с помощью красок Матерь Божию, Небесную Заступницу святой обители. Помимо указанных трех икон, кисти отца Никона принадлежал Владимирский образ Матери Божией, написанный на внешней стене храма (фасад) над его центральным входом. Впоследствии этот образ был переписан заново иконописцами из Ельца. Быть может, и в сане архиерея владыка Никон еще создаст новые дивные иконы, полные сердечной любви к Богу и Его святым.

Беседа 5. Задонские старцы

Задонские старцы
Перед западным (ближайшим к центральному входу) левым опорным столбом храмового свода Владимирского собора расположена особая мраморная гробница в виде тумбы с останками Задонских старцев, с любовью именуемых так братией монастыря. Здесь покоятся останки одиннадцати праведников, пока не причисленных к лику святых, хотя их благочестие засвидетельствовано в исторических источниках. Кто же эти подвижники?
Схимонах Митрофан (в миру – Михаил Голощапов, уроженец Ельца) был ближайшим другом и помощником святителя Тихона Задонского, доверенным лицом и преемником святого в его старческом служении и подвиге милосердия. Старец этот был человеком простым и неученым, но обладал любящим сердцем, сострадающим всякому горю людскому. По благословению св. Тихона под полом своей одинокой схимнической келии он, великий молитвенник, выкопал для себя тайную пещерку-погреб для уединенной молитвы. Согласно завещанию о. Митрофана, эта пещера и стала местом его погребения по кончине, бывшей в 1793 году. Со временем народное почитание усопшего праведника стало столь явным, что над его гробовой пещерой воздвигли в 1836 году часовню, ставшую усыпальницей для самых замечательных подвижников Задонской обители. В 1862 году усыпальница оказалась под расширенным алтарем трапезной Вознесенской церкви. В 1929 году, когда новая власть закрывала монастырь, останки праведников были извлечены из гробниц усыпальницы, вывезены на городское кладбище в Тюнино (пригород Задонска) и небрежно захоронены в общей могиле. В 1993 году в этой могиле, получившей в народе название святой, насельники монастыря обрели драгоценные останки и перевезли во Владимирский собор, расположив в описываемой мраморной тумбе. Перечислим имена других праведников, мощи которых покоятся здесь вместе с останками схимонаха Митрофана.
Иеросхимонах Агапит (1751-1825 гг.) некоторое время был келейником св. Тихона, а затем келейником и учеником схимонаха Митрофана, продолжателем их старческого служения. Отец Агапит находился в духовной дружбе со святым преподобным Иларионом Троекуровским, указавшим Александру Гренкову, будущему преподобному Амвросию, путь в Оптину пустынь. Наставлениями старца Агапита пользовался святой блаженный Иоанн Сезеновский, скрывавшийся однажды в его келье от преследователей, и святая преподобная Дария Сезеновская, впервые встретившаяся с блаженным Иоанном в келье этого старца. За советом к о. Агапиту приходила и Елецкая подвижница будущая затворница Мелания, учеником его был Задонский затворник Георгий.
Иеромонах Павел отличался глубоким смирением, происходил «из кузнецов города Усмани». Святитель Тихон, еще занимая кафедру епископа Воронежского, направил будущего о. Павла в Задонск к схимонаху Митрофану. «Прими себе в сожительство новопришедшую овцу Христову. Наставляйте друг друга и созидайте духовне, о мне грешном Господу Богу молитеся обще», - писал святитель о. Митрофану, келейником которого и стал о. Павел. Позже, уже в сане иеромонаха, он был избран духовником монастырской братии. Скончался 19 мая 1837 года.
Затворник Задонский Георгий (Георгий Алексеевич Машурин), родился в Вологде в 1789 году. Молодой дворянин дослужился до звания поручика, а затем, оставив все мирское, возлюбил смирение и нищету монашеской жизни. Наставленный старцем Агапитом, учеником схимонаха Митрофана и свт. Тихона, он провел в подвиге затвора 17 лет. Затворник Георгий воспринял эстафету старческого служения и, обладая помимо духовного опыта прекрасным светским образованием, стал утешителем и наставником многих людей самого различного звания. Свидетельством замечательной духовной мудрости затворника служит собрание его писем, неоднократно переиздававшееся. Это собрание стало настольной книгой святителя Игнатия (Брянчанинова), называвшего затворника Георгия «мужем, достигшим христианского совершенства», «украшением и славой позднейшего монашества». Книга писем затворника была излюбленным чтением Н.В. Гоголя. Старец Георгий утвердил посетившую его в Задонске Елецкую затворницу Меланию в ее подвиге, а впоследствии неоднократно наставлял ее письменно. Скончался праведный затворник, в монашестве – Стратоник, в 1836 году, передав чреду старческого служения иеросхимонаху Нафанаилу (Остапову). По молитвам старца совершались чудеса благодатной помощи ищущим ее у места его упокоения. Революционные события помешали канонизации праведника.
Иеросхимонах Нафанаил (Остапов Николай Михайлович, 1799-1849), дворянин, офицер, отрекшийся от мира в возрасте тридцати одного года, стал келейником и возлюбленным учеником затворника Георгия, а впоследствии одним из самых уважаемых старцев Задонской обители, будучи украшенным смирением, кротостью, мудростью, разумной строгостью, даром прозрения, а главное – любовью к Богу и людям.
Святитель Тихон, схимонах Митрофан, иеросхимонах Агапит, затворник Георгий, иеросхимонах Нафанаил – звенья непрерывной цепи старческого преемства, живые звенья, передающие духовный опыт из поколения в поколение.
В мраморной тумбе находятся также останки архиепископа Воронежского Антония I (Соколова Алексея Федоровича 1767-1827). Этот праведник был усердным почитателем святителя Тихона Задонского и приезжал каждый год из Воронежа в Задонск на день памяти еще не прославленного официально святого. На примере жития святого Тихона архиепископ Антоний учил своих духовных детей истинно нравственной жизни. Беседы эти проходили у «Тюнина колодца», ископанного самим святителем Тихоном километрах в двух от Задонска выше по Дону на лесной поляне. Благодаря беседам преосвященного Антония «Тюнин колодец» стал широко известным, и здесь над родником была построена вначале церковь в честь праздника «Живоносного Источника» Богородицы (1813 г.), а затем возник Тюнинский Богородице-Тихоновский женский монастырь. Сменив после Воронежской несколько архиерейских кафедр (Калуга, Подольск), праведный архиерей избрал Задонский мужской монастырь местом своих молитвенных подвигов. Здесь он и скончался на покое в 1827 году. День его памяти –11 апреля (29 марта ст. ст.).
Игумен Евфимий II (в схиме Евсевий, скончался в 1746 г.) – праведный настоятель (1736-45 гг.) Задонского монастыря. При нем в обители были выполнены первые каменные постройки (старый Владимирский собор 1741 года, старая колокольня, келии, ограда). До наших дней из этих построек сохранилась лишь часть кирпичной стены, отделяющей двор монастыря от современной колокольни с ее корпусами, а также небольшая башня, завершающая северный конец этой старинной стены. В 1846 году при разборке старого храма, который построил старец Евсевий, его останки были обретены нетленными почти одновременно с мощами святителя Тихона. Тело праведного схиигумена, сто лет пролежавшее в склепе старого храма, тогда же было перенесено в усыпальницу-пещерку схимонаха Митрофана. Известно чудо явления Задонского старца Евсевия, известной Задонской благотворительнице Матроне Наумовне Поповой. Произошло это явление в 1845 году 5 июля (22 июня ст. ст.). Этот день был днем небесного покровителя старца Евсевия, принявшего схиму в честь священномученика Евсевия, епископа Самосатского. Ныне праздник этот считается днем памяти и самого старца.
Иеросхимонах Авраамий скончался в 1852 году. Происходил он из купцов города Задонска, много лет был духовником братии, отличаясь глубоким смирением и мудростью. Скончался на 92-м году жизни. Больше о старце ничего не известно. Память его – в день его кончины 23 июля (10 июля ст. ст.).
Иеромонах Ириней пострижен в монашество в 1831 году, скончался в 1863 году. Двадцать шесть лет находился в должности гробового иеромонаха при гробе святого Тихона, находившемся тогда в старом храме Рождества Богородицы. О. Ириней был одним из самых опытных духовников Задонской обители. За пять дней он предузнал свою кончину, последовавшую 14 мая (1 мая ст. ст.), когда и отмечается его память.
Блаженный Христа ради юродивый старец Антоний Алексеевич Монкин по преданию прожил 120 лет и скончался в 1851 году. Этот удивительный праведник, духовный самородок, жил в родном селе (Клиновое Задонского уезда) в доме своих родственников и отсюда ходил в соседние села, деревни, посещал Воронеж, Липецк, Елец, Задонск, где нередко останавливался в монастыре, находя приют в прихожей казначея Задонской обители. Иногда по целому месяцу проводил он в лесу в уединенной молитве. Блаженный Антоний обладал редкими дарами прозревать будущее и человеческие помыслы, творить удивительные чудеса, утешать и исцелять людей, обличать и исправлять человеческие пороки. День его памяти 11 ноября (29 октября ст. ст.).
Старица Евфимия Григорьевна Попова прошла подвиги затвора, юродства, затем в Задонске около 1808 года основала женскую общинку в одном из домов для заботы о бедных странниках. Эта удивительная старица обладала даром прозрения, она состояла в духовной дружбе с преподобным Иларионом Троекуровским, была наставницей затворника Георгия. Благоговейно почитали праведницу блаженный Антоний Алексеевич и старец Нафанаил (Остапов). Скончалась подвижница в возрасте ста десяти лет в 1860 году. День ее кончины и памяти – 28 января (15 января ст. ст.). В 1919 году на второй или третий день после осквернения мощей свт. Тихона кощунники обнаружили нетленное тело старицы Евфимии в Митрофановой пещере. Это чудо положило конец их варварским действиям, и лишь в 1929 году останки всех старцев Митрофановой усыпальницы были увезены на Задонское кладбище, о чем уже говорилось. Сейчас они находятся в описываемой мраморной тумбе Владимирского собора.

Беседа 4. Святыни Владимирского собора

Святыни и достопримечательности Владимирского Собора
Задонского Богородицкого мужского монастыря
Главной святыней Задонского мужского монастыря являются святые мощи Святителя Тихона Задонского, находящиеся во Владимирском соборе монастыря в левой части храма перед левым, ближайшим к алтарю, опорным столбом храмового свода. Святитель Тихон скончался 26 августа (н. ст.) 1783 года и был погребен в особом склепе под алтарем старого Владимирского собора. Обретенные в 1846 году при разборке старого и строительстве нового собора, святые мощи Задонского праведника были открыты для всеобщего поклонения в 1861 году на торжестве его канонизации. Святые останки угодника Божия были осквернены в 1919 году работниками ЧК, а затем в 1929 г. были окончательно отобраны у верующих и переданы Задонскому музею. Около 1932 года святыня была увезена в антирелигиозный музей Ельца, разместившийся в бывшей Великокняжеской церкви, а в 1937 году перевезена в Орел, в антирелигиозный музей, открытый в Богоявленском храме этого города. В годы фашистской оккупации (с 1941 г.) Богоявленский храм и святые мощи святителя Тихона стали вновь доступны молящимся. Святыня была сохранена верующими во время ожесточенных боев за освобождение Орла и в 1947 г. снова открыта для свободного поклонения в Богоявленской церкви. В 1959 г. драгоценные останки святителя были освидетельствованы компетентной комиссией из служителей Церкви и врачей, опровергнувших обман «разоблачительного вскрытия» 1919 года. Но уже в 1960 г. с началом хрущевских гонений на Церковь святые мощи оказались в запасниках Орловского краеведческого музея, откуда были возвращены лишь в 1988 году к тысячелетию крещения Руси в кафедральный собор Орла. А 26 августа 1991 г. всероссийская святыня вновь заняла свое прежнее место во Владимирском соборе Задонского мужского монастыря.
За ракой с мощами святителя Тихона находится так называемая «гробовая» его икона, где святитель изображен во весь рост в полном архиерейском облачении. С 1861 года до революционного разорения именно эта икона находилась за ракой с мощами святого. Это единственная икона, сохранившаяся из всего дореволюционного иконного убранства шести храмов Задонского монастыря. По воспоминаниям жительницы Задонска Валентины Ивановны Пашенцевой, эта икона, с заключенной в ней частицей мощей святителя, в тридцатых и начале сороковых годов хранилась в доме ее бабушки Евдокии Васильевны Семеновой, принадлежавшей к купеческому сословию. Евдокия Васильевна была глубоко верующей женщиной, в своем гостеприимном доме, она принимала и кормила паломников, богомольцев, Христа ради юродивых, детей-инвалидов, монашествующих. Частым гостем в доме Семеновых еще до своего заключения в лагерь (1929 г.) был насельник Задонского монастыря иеродиакон Виктор (Дубинин Василий Григорьевич). Вероятно нередко бывали здесь и другие монахи и священнослужители уничтожаемого монастыря. Дом Евдокии Васильевны находился в самом Задонске на нынешней улице Ленина и был первым на этой улице по левой стороне, если смотреть со стороны Дона. Недалеко от него находилась известная гостиница Осипа Ивановича Тагинцева, предок которого по местной легенде угощал в своей закусочной самого Пушкина. Сейчас дома Семеновых не существует. Второй его этаж представлял собой мезонин, где помимо жилых помещений находился чулан, в котором среди различных банок и ящиков Евдокия Васильевна бережно прятала «гробовую» икону святителя Тихона и еще несколько больших икон, тщательно завернутых одеялами и мешковиной. Пятилетней девочкой любознательная Валя (В. И. Пашенцева) – внучка Евдокии Васильевны – обнаружила святые иконы в таинственном чулане, причем девочка заметила, что икона святителя Тихона была внизу повреждена, один из нижних углов иконы был отломлен, поврежден шашелем и частично превратился в труху. После открытия в 1944 году Успенского собора Задонска гробовая икона была передана в этот храм. Быть может, это сделала сама Евдокия Васильевна Семенова, скончавшаяся в 1948 году. Впрочем, возможно, что иеродиакон Виктор (Дубинин), вернувшийся из лагеря примерно в конце 1945 года и недели на две остановившийся в доме Евдокии Васильевны, забрал гробовой образ в Успенский храм, священнослужителем которого он теперь стал. Икона с частицей отобранных властью мощей святого Тихона, была большим утешением для верующих, даже в советское время во множестве притекавших в эти места для поклонения. В 1974 году Успенский храм города Задонска был закрыт и православная община перешла в Свято-Троицкий соборный храм, туда и была перенесена вместе с прочими святынями гробовая икона святителя Тихона. Старожилы рассказывают, что примерно в это время по благословению одного из священнослужителей нижняя поврежденная часть иконы святителя была спилена рабочими, чтобы святой образ мог поместиться в новый киот. По мнению некоторых старожилов, с этим неудачным решением связаны последующие трагические события в жизни этого священника. В Свято-Троицком соборе гробовая икона св. Тихона находилась до 1990 года, а в августе этого года она была возвращена во Владимирский собор Задонского Богородицкого мужского монастыря после шестидесятилетнего перерыва. По возвращении же в 1991 году святых мощей святителя гробовая икона заняла свое «родное» место за ракой с цельбоносными останками угодника Божия.
Вместе с гробовой иконой святителя Тихона в августе 1990 года к первому богослужению в возрождаемом монастыре из Троицкого храма Задонска были переданы большие иконы Матери Божией «Владимирская», Успения Богородицы и святителя Николая Чудотворца. Ныне эти иконы находятся во Владимирском соборе монастыря. Иконы Успения и святителя Николая расположены напротив друг друга на восточных опорных столбах свода перед ступенями солеи у центрального алтаря в новых больших деревянных киотах. Икона «Владимирская» Богоматери, переданная из Троицкого храма, ныне украшена замечательным окладом из бисера и расположена в правом восточном углу собора у ступеней солеи в Покровском приделе (юго-восточный угол). Трогательной особенностью данного образа является изображение слезинки на Лике Пречистой Девы, что не характерно для типа Владимирской иконы. Данная «Владимирская» икона с особенной любовью почитается всеми верующими, как намоленная, около нее каждый вечер группа желающих нараспев читает акафист Богородице в честь святого Владимирского образа.
Старинная Владимирская икона Матери Божией, принесенная на берега Дона из Москвы основателями монастыря схимонахами Кириллом и Герасимом и прославившаяся чудесами, не сохранилась до наших дней. Ее место (место храмовой иконы) на лицевой стороне правого восточного опорного столба храма занимает приблизительная реконструкция этого святого образа, созданная современным иконописцем из Ельца. Центр реконструированной иконы занимает Владимирский образ Богоматери. Справа от Богородицы изображен святитель Василий Великий, покровитель царя Василия Шуйского, царствовавшего в годы создания оригинала иконы (1606-1610 гг.); слева от Матери Божией расположено изображение святого страстотерпца царевича Димитрия, прославленного в то самое время отчасти в противовес обману Лжедмитриев. Эта храмовая икона расположена симметрично раке мощей святителя Тихона относительно центральной оси храма (центральный неф). Святые мощи – перед левым восточным опорным столбом храма, храмовая Владимирская икона перед правым восточным столбом. На этих же столбах, на его угловых гранях, обращенных в центр храма, расположены весьма большие мощевики под стеклом с множеством частиц святых мощей многих древних и новых угодников Божиих.
Перед западным (ближайшим к центральному входу) левым опорным столбом храмового свода расположена особая мраморная гробница в виде тумбы с останками Задонских старцев, с любовью именуемых так братией монастыря. Здесь покоятся останки одиннадцати праведников, пока не причисленных к лику святых, хотя их благочестие засвидетельствовано в исторических источниках. Кто же эти подвижники? Об этом поговорим в пятой беседе.

Беседа 2. Св. Тихон и наш монастырь

Св. Тихон Задонский и наш монастырь

Как мы уже говорили, Господь проявил великую заботу о землях вдоль верхнего Дона. Эта забота выразилась в возникновении в этих местах Задонского мужского монастыря, оплота духовности. Через святую жизнь насельников монастыря нравственно дикий, грубый, непокорный край Дона должен был согреться Евангельской любовью, научиться смирению, послушанию, благородству, жертвенности, созиданию человеческого братства. Если монах в своем жертвенном служении должен быть духовным подобием Христа, то монашеская община должна стать в идеале подобием Святой Троицы. В такой общине каждый живет не для себя, не своей жизнью, а жертвенно служит каждому и всем, любит всех, молится за всех. Не случайно в XVII-XVIII веках именно казаки войска Донского особенно любили посещать Задонскую обитель, учась служить Отечеству, приобретая Отечество, из своевольных людей превращаясь в служителей Бога и Родины[i].
Однако сами монашествующие вступают в монастырское братство из обычной мирской жизни и несут сюда свои духовные болезни, различные недостатки, греховные склонности. Монастырь есть духовная врачебница, больница. Как в больницу приходят лечиться от физического недомогания, так в монастырь приходят исцеляться от пороков души. Поэтому из духовно нездорового общества и монастыри пополняются нравственно несовершенными людьми. И человек, зачастую, лишь проживя в монастыре длительное время, очищается, просветляется и становится способным служить примером для приходящих в монастырь мирян.
Вот почему не всегда в монастырях мы видим образцовых иноков, молитвенников, послушников, тружеников. Часто мы обращаем внимание на нестроения, недостатки монастырской жизни, забывая о том, что монастырь – духовная больница и не может состоять только из людей образцового поведения.
Так и братия Задонского Богородицкого монастыря медленно, не без трудностей, училась жить по заповедям Христа. История XVIII века сохранила сведения о конфликтах настоятелей монастыря с монастырскими крестьянами, о некоторых значительных нравственных недостатках самих настоятелей[ii]. Но это не значит, что духовная жизнь монастыря замерла. Сокровенная молитва монахов за мир, их внутренняя борьба за чистоту своего сердца с дьяволом и страстями никогда не выставлялись напоказ.
Во всяком случае, Господь с любовью заботился о Задонской обители и вот архимандриту Васонофию (управлял в 1750-63гг.) было некое откровение, сохраненное в преданиях монастыря. Этот настоятель «с лишком месяц в великой был болезни; наконец трое суток сидел в креслах, едва дыхание испущал», в это время ему было особое видение и таинственный голос возвестил: «Сие место прславится некиим угодником Моим»[iii]. Нет сомнения, что речь в этом предсказании шла о святителе Тихоне Задонском, который вскоре (1769 год) найдет последнее земное пристанище в стенах Задонского монастыря.
Чтобы вырастить прекрасный цветок в условиях сурового климата, необходимо создать для него теплицу. Окрепнув же, растение сможет жить и в открытой почве. Монастырь и есть теплица, где душа человека может в особых условиях постепенно преодолеть свои недостатки и приобрести необыкновенную внутреннюю красоту, чтобы делиться ей потом со всеми людьми. Так и Господь Бог привел св. Тихона в Задонскую обитель, чтобы здесь возвысить его до величайших высот святости. Поэтому и дьявол, враг всякого добра, постарался с самого начала изгнать святителя из монастырского прибежища. Когда здоровье епископа поправилось, его стали смущать помыслы, что он незаслуженно получает пенсию, что в замкнутом мире монастыря он не приносит пользы людям. Праведник чрезвычайно скорбел и напряженно молился, не зная как поступить. И вот воля Божия открылась, уважаемый всеми старец Аарон строго сказал келейнику святителя: «Матерь Божия не велит ему (Тихону) выезжать». Тогда святитель решился остаться. Матерь Божия вновь позаботилась об этом крае, чтобы отсюда засияла любовь великого святого всему миру[iv].
Удивительна многогранность личности святителя Тихона. Он близок людям самых разных сословий, званий и состояний.
Близок он всем беднякам, ибо в детстве сам был бедняком. Близок он сиротам, ибо в четырнадцать лет стал сиротой. Близок всем учащимся, ибо сам был учеником. Был он добрым братом, дядей и дедушкой, потому что заботился всю жизнь о своих братьях, сестрах, племянниках, двоюродных внуках. И для учителей, воспитателей, директоров школ, ректоров высших учебных заведений он – покровитель, так как сам был учителем, затем –ректором семинарии. Был он крупным руководителем, когда управлял огромной Воронежской Епархией, и способен понять сложные проблемы всякого руководителя. Строил он храмы и богадельни и близко к сердцу принимает нужды строителей.
Великим страдальцем, мучеником был святой Тихон, беды, болезни, унижения преследовали его всю жизнь, любое горе людское находит и сейчас в нем горячее участие. В лице Задонского праведника мы имеем и духовного борца с грехом, великого аскета, слезного молитвенника за весь мир, боговидца, еще при жизни многократно видевшего Свет Божественный, сиявшего этим Светом видимо при свидетелях этой Тайны. Всякий монах для святителя Тихона – родня. Для многих стал наш святой мудрым, опытным духовным наставником, прозорливым старцем, зрящим сердца, указующим путь жизни по воле Господней. Купцы, военные, помещики, простолюдины, дети, юноши – все пользовались его сердечными наставлениями и любовью. Главное, имел Задонский праведник огромное сердце, в которое вмещал всех людей на земле, даже врагов своих и безбожников, еретиков, раскольников, иноверцев – всем он желал прощения от Бога и спасения, за всех слезно молился. Стал святой Тихон утешителем всех скорбящих, кормильцем голодных, покровителем нищих, больных, заключенных, путников, сирот, вдовиц, умирающих. Стал он спасителем неправедно осужденных, должников, погорельцев, помощником девушек-бесприданниц, умиротворителем враждующих, защитником обиженных. Недаром иногда называют святителя Тихона Задонским Николаем Чудотворцем. Оба этих духовно-родственных святых в милосердии уподобились Самому Богочеловеку Иисусу Христу. Любил святитель и природу, все живое, и сам для своей старенькой лошадки косил траву. И неживая природа освящалась его любовью и молитвой – несколько лесных источников он трудолюбиво благоустроил и молитвенно освятил, вблизи некоторых из них возникли потом монастыри. А еще подвижник Задонский был величайшим проповедником и духовным писателем, воистину Златоустом Российским, великим учителем нравственности. Широта и глубина его мысли удивляют, даже в творениях западных неправославных авторов он находил крупицы добра и правды, и использовал их в своих сочинениях, наполняя православным духом. Вероятно, обладал он даром высокой созерцательной молитвы и нередко диктовал свои сочинения в состоянии духовного озарения.
Каждый человек может найти в святителе Тихоне что-то близкое, созвучное, родное, настолько полно отразил в себе Задонский святой все самые лучшие человеческие качества, настолько глубоко уподобился совершенному Человеку – Богочеловеку Христу. В нем истинная человечность проявилась во всей своей многогранной красоте. Федор Михайлович Достоевский свидетельствовал о себе, что «давно с восторгом принял в свое сердце» образ святого Тихона Задонского и именно в его личности увидел образец прекрасного человека[v]. «Почем мы знаем, - писал Достоевский, - может быть, именно Тихон-то и составляет наш русский положительный тип, который ищет наша литература, а не Лаврецкий, не Чичиков, не Рахметов и прочие»[vi]. Близок святитель Задонский для русской интеллигенции, так как не только своими бессмертными сочинениями, но всей своей жизнью дает нам ответ на главный вопрос о смысле нашего бытия, о подлинной духовной красоте.
Свидетельства очевидцев о жизни праведника Задонского отличаются полной правдивостью. Например, мы узнаём, что от природы святитель Тихон имел вспыльчивый и раздражительный характер, но постепенно в нелегкой борьбе с собой преодолел этот недостаток и сердце его стало необыкновенно нежным, смиренным, всегда полным любви ко всем окружающим, даже к обидчикам. Знать эту правду так важно для нас. Святыми не рождаются, а становятся через борьбу, успех в которой достигается далеко не сразу. Значит не должны мы грешные унывать, и мы можем победить свой эгоизм и приблизиться ко Христу.
Своей любовью Божий человек Тихон побеждал и недостатки, гордыню, злобу, зависть, непонимание, неверие, леность, лукавство и невежество окружающего общества. Даже настоятель и монашествующие Задонского монастыря, где святитель прожил последние четырнадцать лет своей жизни, не понимали его кипучей доброй деятельности, относились к нему зачастую недоброжелательно, а порой и враждебно. Но его смирение и доброта обезоруживали обидчиков, делали нередко врагов друзьями. После же кончины святого его ученики и друзья схимонах Митрофан, инок Никандр Бехтеев, иеросхимонах Агапит (тогда еще иеромонах Аввакум) испытали настоящее преследование от монастырской братии. Здесь проявилось, вероятно, однобокое, искаженное понимание монашества как исключительно замкнутого и строго регламентированного образа жизни. Было забыто, что замкнутость и внешние правила лишь первая ступень монашества, лишь средства позволяющие монаху сосредоточиться на борьбе с пороками своего сердца. На второй своей ступени монашество становится открытым для общения со всеми людьми: очистив свое сердце и наполнив его любовью Духа Святого в монашеской общине, монах не может утаивать в себе этот Свет Любви. Он, как из полной чаши, изливает сердечный дар любви и мудрости на всех приходящих к нему за советом, утешением, помощью. Это явление нашло свое яркое выражение в чуде старчества.
До святителя Тихона монастыри придонья не выдвинули сколько-нибудь значительных подвижников, их насельники не смогли существенно возвыситься над общим достаточно низким духовным уровнем местного населения. Монашеская жизнь не поднялась выше первой ступени обычного уставного замкнутого быта, поэтому иночество весьма мало могло влиять на улучшение народных нравов.
«С именем Св. Тихона не только в жизни местного, придонского, но и всего вообще русского монашества, соединяется нарождение особого направления. Св. Тихон и его друзья явились в монастыре представителями старчества. Они стали, так сказать, на рубеже между миром и монастырем, поставивши и свои кельи на границе монастырской усадьбы, один (Св. Тихон) у выхода из монастыря, а другой (схим. Митрофан) за монастырской стеной. И сами, переживши и преодолевши монастырский искус, они возвысились до того состояния, когда нравственная сила неудержимо переливается в души простолюдинов, алчущих и жаждущих правды»[vii].
С гонением, воздвигнутым монастырскими властями на друзей и учеников святителя Тихона, старческое направление в Задонском монастыре, казалось, замерло лет на двадцать. Однако это направление уже успело пустить глубокие корни. Люди, приходившие в обитель, привыкли греться в лучах любви Задонских старцев, находить здесь не только продолжительное богослужение, но совет, утешение, молитвенную и даже материальную помощь. Многие стремились подражать Задонским праведникам в их молитвенных подвигах и служении милосердия, к этому возбуждала их и память о подвигах св. Тихона. Так изначально грубое, невежественное, своенравное население придонья все более проникалось истинно христианским духом жертвенного служения Богу и ближним.
Скрытая закваска, заложенная в толще народной молитвой, примером, наставлениями, добрыми делами святителя Тихона вскоре проявилась в мощном всплеске аскетизма, старчества, подвига милосердия в придонье. Это произошло в первой трети XIX столетия.

[i] Геронтий, иеромонах. Историко – статистическое описание Задонского Богородицкого монастыря. С. 26,27.
[ii] Клоков, Морев, Найденов С. 128-130.
[iii] Там же С. 129, 130.
[iv] Иоанн Маслов Св. Тихон С.77.
[v] Мочульский С. 212.
[vi] Цит. по: Берри Томас С. 106.
[vii] Монашество на Дону С. 79, 158.

Беседа 1. Владимирская икона и наш монастырь

Владимирская икона Божией Матери и наш монастырь
Владимирская икона Божией Матери издревле играла особую роль в жизни Святой Руси. По преданию она была написана в I веке нашей эры св. апостолом и евангелистом Лукой, лично знавшим Пресвятую Деву. Пречистая Дева Мария видела эту икону, одобрила и благословила ее. Впрочем, ученые считают, что наша древняя Владимирская икона, хранящаяся ныне в храме Святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее, написана Константинопольским мастером в первой трети XII века. Вероятно, этот замечательный иконописец писал образ Богородицы с древних образцов, действительно восходящих к святому Луке. На Владимирской иконе от XII века сохранились лишь лики Младенца Христа и Его Пречистой Матери, весь остальной красочный слой иконы относится к поновлениям XVI века.
Из-за своей трогательности византийский тип Богоматери, ласкающей Сына, получил на Руси название «Умиление». Богомладенец прильнул щечкой к щеке Богоматери, глядя Ей в лицо, правой рукой Она поддерживает Младенца. Дева-Мать словно прижала Сына к Себе в трогательном стремлении защитить Свое Чадо. Но большие миндалевидные глаза Марии устремлены не на Сына, а на молящихся людей, ради которых Он примет распятие и смерть, и в этом скорбном взгляде – внутренняя готовность к жертве. Склонение головы Богородицы передает и Ее печаль, и покорность воле Божией, и приятие грядущей судьбы Сына[i]. Лики написаны виртуозно. Выражение лица Девы мягкое и печальное, брови немного подняты у переносицы, линии носа и губ выполнены с изяществом и тонкостью. Губы Младенца приближены к губам Матери, что придает образу теплоту и интимность. Лик Иисуса и Его левая кисть, лежащая на шее Матери, по византийской традиции написаны очень светлой, сияющей охрой, позволяющей передать не только младенческий облик, но и Божественную Сущность Христа. По гармоничности пропорций, совершенству линий, выразительности образа икона не имеет себе равных в искусстве Византии[ii]. За плечами автора «Богоматери Владимирской» стоит не только высокая школа живописи, но и огромный духовный опыт, которого еще не было у новокрещеного русского народа.
Перед этим образом учились русские люди жертвенной любви к Богу, людям и Отчизне, преданности воле Божией, смирению, познавали красоту материнства и девства. В лике Богородице виделось и сострадание народу русскому и каждому человеку на тяжком крестном пути противоборства злу. Икона учила истинной человечности многие поколения наших предков. Однако Владимирский образ был не только училищем нравственности, он был таинственным, чудесным знаком, знамением, через который Бог являл Свою волю над Русью, а также орудием этой воли, и сверхъестественным местом встречи Бога и людей, воли Господней и воли человеческой.
Готовя в Святой Руси достойную преемницу Византии в деле свидетельства Истины Христовой в мире, Господь символично переносит икону из Константинополя в Киев. Около 1131 года Константинопольский патриарх Лука Хрисоверг дарит дивный образ князю Юрию Долгорукому. Но вскоре чудесно открывается, что икона как бы «не желает» оставаться здесь и св. князь Андрей Боголюбский в 1155 году переносит ее на север в город Владимир. Через икону Бог как бы предсказывает и готовит переход духовного, культурного и государственного центра Руси к северу, заранее подготавливает, освящает и благословляет шествием иконы новую Обетованную землю, где Русь воскреснет после грядущего монгольского нашествия. Завершается это судьбоносное и сострадательное странствие Матери Божией по русской земле в 1395 году, когда икона переносится в Москву по повелению князя Василия II Димитриевича.
На этом событии нужно остановиться подробнее. После битвы на поле Куликовом поддерживаемый грозным Тамерланом Тохтамыш разгромил обезкровленного Мамая, но вскоре дерзко восстал и на самого Тамерлана, напав на Персию. Тамерлан сам пошел наказать Тохтамыша, разгромил его между реками Тереком и Курой и стал преследовать на север, перейдя Волгу. На этом пути неустрашимый завоеватель Востока, подобный Чингисхану и владевший уже двадцатью шестью царствами в трех частях мира, обнаружил стремление идти на Москву[iii]. Тамерлан уже шел по берегам Дона, разоряя селения и города, ненадолго остановился он под Ельцом, предав этот город огню. Казалось, повторялись времена нашествия Батыя, Москва стояла на краю гибели. Великий князь Василий Димитриевич выступил с полками на берега Оки и отсюда писал митрополиту московскому Киприану, чтобы он послал во Владимир за чудотворной иконой Богоматери. Отправленное во Владимир духовенство Московского Успенского Собора в день Успения Богородицы приняло на свои руки великую святыню. Владимирцы горько плакали, провожая икону. Через десять дней священное шествие встречали в Москве. Великое множество людей со слезами преклоняло свои колени по обеим сторонам дороги перед проносимой по ней иконой. «Матерь Божия! Спаси землю русскую!» - слышался отовсюду вопль народный. Мольба была услышана. В этот самый день и час, 8 сентября (н. ст.) 1395 года, задремавший в шатре под Ельцом Тамерлан увидел в видении спускавшихся с горы старцев с жезлами и над ними в небесах грозную Царицу, неописуемо величественную и окруженную десятками тысяч воинов, подобных молниям. Окончив свою мольбу, Царица строго повелела завоевателю покинуть землю Русскую. По Ее мановению тысячи огненных воинов устремились на Тамерлана. В трепете проснулся хан и из толкований своих мудрецов понял, что видел во сне «Мать Бога христианского»[iv]. «Итак, мы не одолеем их», - решил завоеватель. В тот же день он повернул на юг и, выйдя из пределов Руси, разгромил Золотую Орду, настолько ее ослабив, что ордынцы долго не могли собраться с силами и продолжали нападать на Русь лишь урывками, делая краткие разбойничьи набеги[v]. В 1402 году Тамерлан в битве под Анкарой разромил огромное войско турок-османов и спас православную Византию и город Богородицы – Константинополь от гибели, хотя и на краткое время[vi]. Так по промыслу Божию и по молитвам Матери Божией Тамерлан сыграл положительную роль в судьбах православных народов. А на месте встречи чудотворной иконы в Москве был основан Сретенский монастырь.
Прошло много лет. Люди русские помнили, что некогда под Ельцом Матерь Божия явилась монгольскому хану и спасла Русь. Этим явлением Пресвятая Дева как бы освятила эти места, согрела земли у Дона теплом своей материнской любви, наполнила этот край благословением Своего Божественного Сына. И теперь этот край для русичей должен был восприниматься не как часть враждебного «дикого поля», а как неотъемлемая часть Святой Руси, места родные, дорогие святыми воспоминаниями древности, а значит, исконно русские. Так была заложена духовная основа государственной колонизации этого края. Оставалось только укрепиться русским людям на этой земле, данной им Богом. И это постепенно происходило.
В середине XVI века московское государство начинает неуклонное продвижение на юг от Оки в области «дикого поля», устраивая здесь ряд укрепленных пунктов, образовавших Тульскую оборонительную черту, шедшую от Путивля и Рыльска через Брянск и Тулу к пределам Рязани. А во второй половине XVI века продолжается движение на юг от Тульской черты и создается Белгородская оборонительная линия, проходившая через восстановленные или вновь построенные города Орел, Курск, Воронеж, Ливны, Елец, Белгород, Оскол, Валуйки[vii].
И вот в начале XVII века «под Елец», на берега Дона, в места, освященные явлением Богоматери, пришли два старца-монаха из Сретенского Московского монастыря с копией Владимирской иконы и основали новую Задонскую Богородицкую обитель[viii]. Не случайно Задонский монастырь был основан у Дона на пути из Ельца в поле, этим как бы благословлялось свыше распространение православия на юг. Цепь замкнулась. Прояснилась незримая суть происходящего. Некогда избравшая это место Богородица теперь видимым устойчивым образом освящает его созданием святого монастыря, чтобы стал этот край оплотом православия, источником истинного света и благодати для жаждущих спасения человеческих душ. Она же, Дева Пречистая, приведет сюда и великого праведника – святителя Тихона, святой жизнью которого особенно просияет Задонский край.
[i] Православная Энциклопедия. Русская Православная Церковь. – С. 540.
[ii] Иларион (Алфеев), архиепископ. Православие. Т. II. – М.: Издат-во Сретенского монастыря, 2009. – С.158.
[iii] Ишимова А. О. История России в рассказах для детей. – М.: ООО«ФИРМА СТД», 2006. – С. 126, 127.
[iv] Честь и слава Богоматери. Владимирская икона. – М.: Храм Пеображения Господня, 1992. – С. 13, 14.
[v] Михайлов Г. Нравственный образ истории. Закат Византии. – СПб.: Общество Русской Православной культуры свт. Игнатия (Брянчанинова), 2002. – С. 71, 72.
[vi] Дворкин А. Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. – Нижний Новгород: Издат-во братства во имя Св. князя Александра Невского, 2005. – С. 768.
[vii] Пушкарев С. Г. Обзор русской истории. – Минск: Издательство Белорусского Экзархата, 2006. – С.149.
[viii] Клоков А.Ю., Морев Л.А., Найденов А. А. Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Задонский район. Часть I – Липецк: Липецкое краеведческое общ-во, 2007. – С. 115-119.

Беседа 3. Храмы нашего монастыря

Храмы Задонского мужского монастыря
Задонский Богородицкий мужской монастырь имеет на своей территории шесть храмов. До революции каждый день в монастыре служилось три Божественных Литургии: ранняя – в пять часов утра, средняя – в семь утра и поздняя – в девять часов утра. В праздник же святителя Тихона Задонского совершалось четыре Божественных Службы. Большое число паломников, со всей России собиравшееся к святыням Задонска, делало необходимым столь частое совершение Богослужения. Соответственно, требовалось несколько храмов, чтобы беспрепятственно совершать это Богослужение для такого множества людей.
Исторически первым храмом обители была деревянная церковь Владимирской иконы Матери Божией, построенная основателями монастыря схимонахами Кириллом и Герасимом около 1610 года. Она сгорела в пожаре 1692 года, и на ее месте была построена вторая Владимирская, также деревянная, церковь, просуществовавшая 44 года. В 1736-41 гг. на месте второй деревянной построена третья Владимирская церковь, уже каменная. Правый ее придел был освящен в честь Рождества св. Иоанна Предтечи и левый – в память священномученика Евсевия, епископа Самосатского, небесного покровителя праведного схиигумена Евсевия, строителя этого храма и прочих первых каменных монастырских построек. Третий храм простоял чуть более ста лет, пока не был разобран и сменен нынешним – исторически четвертым по счету – Владимирским храмом обители, который и является сейчас главным и самым крупным храмом монастыря.
Итак, современный собор в честь Владимирской иконы Божией Матери построен в 1845-53 гг. по проекту знаменитого архитектора Константина Андреевича Тона, автора московского храма Христа Спасителя. Храм Владимирской иконы – трехэтажный, светлый, восьмипрестольный (девятый престол принадлежит храму на месте погребения свт. Тихона, пристроенному к южной паперти Владимирского собора).
В нижнем этаже, законченном и освященном уже в 1848 году, средний престол освящен в честь Пресвятой Троицы; правый – в честь св. праведной Анны; левый – во имя св. великомученицы Екатерины.
В среднем этаже, освященном в 1853 году, главный престол освящен в честь чудотворной Владимирской иконы Матери Божией; правый – в честь Покрова Богородицы; левый – во имя святителя Алексия, митрополита Московского и преподобного Симеона Столпника.
В верхнем этаже или на хорах правый престол – во имя св. мученицы царицы Александры, левый – в честь св. первомученика архидиакона Стефана, освящены также в 1853 году.
В настоящее время полностью восстановлены и освящены только три престола среднего этажа.
Постенная живопись храма (среднего этажа и хоров) была выполнена в 1890-91 гг. известным московским художником К. Е. Морозовым. Орнаменты выполнены мастерами его бригады. За образец при этом бралось внутреннее убранство храма Христа Спасителя. К заимствованным образцам были добавлены росписи на темы жития и прославления свт. Тихона Задонского. Лучшими постенными картинами являются алтарные «Тайная вечеря», писанная по рисунку знаменитого художника Семирадского, и «Рождество Христово», исполненное с оригинала художника Верещагина, а также картина на западной стене на хорах слева, изображающая момент беседы святителя Тихона с народом. К счастью, большая часть живописного убранства собора сохранилась доныне и была отреставрирована в 1990-94 гг. московскими специалистами под руководством В.А. Наумова и насельником монастыря игуменом Феофаном (Гончаровым), тогда еще простым иноком. Образы свт. Алексия Московского и преп. Симеона Столпника, Покрова Матери Божией (на горнем месте соответствующих алтарей), а также Спасителя на троне (горнее место центрального алтаря) написаны в 1997-98 гг. игуменом Саввой (Никифоровым). В те годы о. Савва был также простым иноком, ныне же является клириком Покровского Собора города Воронежа. Некоторые росписи стен в алтаре, а также иконы иконостаса выполнены в 2006-2007 гг. художниками из Ельца.
К южной паперти Владимирского собора, как уже отмечалось, пристроена в 1870 году небольшая однопрестольная церковь, освященная в честь святителя Тихона Задонского и священномученика Игнатия Богоносца. Этот храм расположен на месте гробовой пещеры, где покоились в склепе честные останки святителя Тихона с 1783 по 1846 год, пока не были обретены нетленными. Малый храм соединен с Владимирским собором через арку в стене (под южной папертью).
В 1862 году (на следующий год после прославления свт. Тихона) к юго-востоку от летнего холодного Владимирского собора была построена и освящена новая пятиглавая теплая церковь с тремя престолами. Средний престол освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы и Ее Тихвинской иконы, правый – во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, левый – в честь святителей Митрофана Воронежского и Тихона Задонского. До революции 1917 года каждый год в ноябре св. мощи святителя Тихона переносились из летнего холодного Владимирского собора в зимнюю теплую церковь Рождества Богородицы, в мае же вновь возвращались в главный храм.
В 1824-36 гг. в монастыре по проекту Воронежских губернских архитекторов строится колокольня с гостиницами. И в 1838 году в среднем этаже колокольни устроен надвратный храм святителя Николая Чудотворца, а в 1845 году сюда переносятся боковые приделы разбираемой старой (исторически третьей) Владимирской церкви. Правый придел – Рождества св. Иоанна Предтечи, левый – священномученика Евсевия Самосатского. Ныне надвратный трехпрестольный храм колокольни ждет своего восстановления.
Интересна история трапезного Вознесенского храма обители. Он был пристроен в 1817 году к зданию жилого братского корпуса 1798 года постройки, расположенного вдоль южной части монастыря. В 1818 году с другого конца этого корпуса для симметрии пристроено здание с колоннами и треугольным портиком, внешне в точности повторяющее Вознесенский храм. В 1862 году храм соединен с корпусом посредством пробитой в западной его стене арки, а в самом корпусе устроена трапезная. Так появилось в монастыре самое длинное здание. Оно тянется вдоль южной стороны святой обители и имеет портики и колонны на обеих своих оконечностях – с востока (храм Вознесения Господня) и запада (ныне кухня).
В 1838 году при разборке старой колокольни были, к сожалению, уничтожены и примыкавшие к ее зданию бывшие келии святителя Тихона. На их месте бывший городничий Задонска князь Иван Федорович Дулов поставил памятник черного гранита в виде закрытой урны с надписью: «Сей памятник показывает место келии Богоугодного пребывания преосвященного Тихона I-го». Памятник был обнесен чугунной решеткой. А в 1865 году, через четыре года после торжеств канонизации, вместо памятника построили малую каменную однопрестольную церковь во имя святителя Тихона Задонского. Храм находится в юго-западной части монастыря. На алтарной апсиде снаружи изображен благословляющий Задонский подвижник в полном архиерейском облачении. Этот образ, выполненный игуменом Саввой (Никифоровым), повторяет «гробовую» икону, расположенную за ракой св. мощей угодника Божия во Владимирском соборе. Внутри восстанавливаемый храм вновь расписан. Здесь изображены не только повседневные труды святого Тихона, но и два бывших ему на этом самом месте видения. Это видение страдающего Христа, явившегося святителю сходящим с креста, с келейной картины, другое изображение – сонное видение Богоматери со святыми апостолами Петром и Иоанном Богословом.
Из-под южного склона холма, на котором расположена обитель, проистекает святой Богородичный источник, впадающий в речушку Тешевку. По одной из версий над этим источником был построен первый деревянный храм Задонского монастыря при самом его основании около 1610 года. Во всяком случае, уже в 1741 году схиигумен Евсевий построил над источником каменную часовню. В 1870 году вместо нее над святым колодцем была сооружена каменная однопрестольная церковь в честь праздника Живоносного Источника Матери Божией и св. мученицы Агриппины, небесной покровительницы помещицы Аграфены Васильевны Демидовой, на средства которой велось строительство. Этот храм был до основания разрушен в советское время, святой колодец – забетонирован. Лишь в 1999 году усилиями благотворителей из Воронежа храм над источником построен вновь, а к осени 2003 года рядом устроена удобная купальня для всех, кто желает окунуться в святые воды Богородичного источника.
Итак, в обители имеется шесть храмов: Владимирский, Рождество-Богородицкий, Свято-Никольский, Вознесенский, Свято-Тихоновский на месте келии святителя, а также Живоносного Источника над колодцем. В общей сложности эти храмы имеют восемнадцать престолов.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru